Добровольная народная дружина

Доброво́льная наро́дная дружи́на (ДНД) — советская и российская добровольная организация, оказывающая помощь государственным правоохранительным органам в охране общественного порядка, охране государственной границы, на уровне предприятия, коллективного хозяйства, домоуправления, улицы или села.

В СССР дружины имели статус общественных самодеятельных организаций, их задачами являлись борьба с преступностью, помощь пограничным войскам в охране государственной границы, предупреждение и пресечение нарушений общественного порядка и проведение воспитательной работы с населением в содействии с государственными органами[1]. В своей деятельности, дружины получали помощь со стороны государства, комсомольских, партийных и профсоюзных организаций.

СССР

Один из первых случаев привлечения добровольцев для оказания помощи органам милиции имел место в 1926 году в Ленинграде (приказ начальника милиции Ленинграда № 120 за 1926 год[6]), в соответствии с которым на ряде промышленных предприятий и в учреждениях города были созданы комиссии общественного порядка (КОП), в 1927 году в городе работали 240 комиссий, объединявших 2300 активистов. Комиссии оказали значительную помощь в работе с пьяницами и борьбе с хулиганством[7].

В 1927 году НКВД СССР была утверждена «Инструкция о порядке назначения и деятельности сельских исполнителей», которая определяла права и обязанности помощников милиции в сельской местности. На сельских исполнителей были возложены следующие функции[8]:

  • оказание помощи органам милиции в поддержании общественного порядка и борьбе с уголовной преступностью;
  • при обнаружении преступления — охрана места происшествия до прибытия сотрудников милиции;
  • сопровождение арестованных и задержанных до ближайшего органа милиции;
  • сообщение органам милиции и сельскому Совету о появлении в деревне уголовных преступников, подозрительных лиц и дезертиров, хранении и сбыте самогона;
  • содействие должностным лицам при исполнении ими своих обязанностей;
  • наблюдение за порядком на ярмарках и базарах;
  • наблюдение за чистотой и санитарным состоянием селения и исправностью дорог;
  • сообщение в сельсовет о всех случаях появления в селении эпидемии или эпизоотии;
  • оказание помощи больным, пострадавшим от преступления, стихийного бедствия или несчастного случая, а также другим лицам, которые нуждаются в помощи;
  • получение и отправка почты своего сельсовета в случае, если сельсовет не имеет своего почтальона или письмоносца;
  • объявление гражданам обо всех распоряжениях органов власти путём оповещения на сходах, съездах и собраниях, а также путём вывешивания распоряжений и собраний в специально отведённых для этого местах.

К ноябрю 1928 года относятся первые официальные сообщения о деятельности ячеек добровольных обществ содействия милиции (осодмил) на Нижнетагильском металлургическом заводе. Осодмильцы дежурили в клубах, боролись с хулиганством, пьянством, самогоноварением. Инициативу тагильцев подхватили в Свердловске, Челябинске и Перми, в течение года движение распространилось по всей стране[9].

В 1929 году было разработано Положение об обществах содействия милиции[10].

25 мая 1930 года было принято постановление СНК РСФСР «Об обществах содействия органам милиции и уголовного розыска»[9].

Осодмил находился в подчинении местных Советов, с целью повысить эффективность их работы было принято решение о их реформировании. 26 апреля 1932 года СНК РСФСР принял постановление «О реорганизации обществ содействия органам милиции и уголовного розыска»[9], в соответствии с которым общества содействия органам милиции были преобразованы в бригады содействия милиции (бригадмил), которые создавались при отделениях милиции[9][10].

По состоянию на начало 1941 года, в рядах Бригадмил насчитывалось до 400 тыс. помощников милиции[11].

После начала Великой Отечественной войны личный состав бригад содействия милиции использовался для комплектования пожарных и санитарных дружин, групп самозащиты и аварийно-восстановительных отрядов МПВО, истребительных батальонов, частей народного ополчения и других формирований[12].

Бригады содействия милиции просуществовали до 1958 года[9].

Добровольные народные дружины в охране государственной границы СССР

В соответствии с Положением об охране государственной границы 1960 года, Добровольные народные дружины участвуют в охране государственных границ СССР. По решениям местных партийных и комсомольских органов Добровольные народные дружины или специально проинструктированные по инициативе органов КГБ группы дружинников привлекаются к выполнению других задач по охране государственной безопасности СССР (недопущение противоправных связей иностранцев с советскими гражданами, патрулирование по периметру особо важных военных и иных объектов, пресечение попыток иностранцев незаконно проникнуть на эти объекты, фотографировать их и т. д.).

История

Значок дружинника (РСФСР, 1955—1970 гг.

Удостоверение дружинника (РСФСР, 1970-е)

Первые добровольные народные дружины охраны общественного порядка были в инициативном порядке созданы в 1955—1957 годы коллективами ряда предприятий Ленинграда: самая первая (120 чел.) возникла на Кировском заводе, впоследствии дружины были созданы на заводе «Русский дизель», металлическом заводе, Невском машиностроительном заводе им. В. И. Ленина, машиностроительном заводе им. Карла Маркса и Ижорском заводе им А. А. Жданова. К 1958 году в Ленинграде насчитывалось 179 дружин общей численностью 8 тыс. чел. (в основном, рабочих, инженерно-технических работников и студентов), в это же время движение получило поддержку со стороны профсоюзных организаций[13].

На рубеже 1958—1959 гг. движение получило поддержку со стороны партийных и государственных структур и стало массовым. В 1958 году в Ленинграде действовали почти 700 дружин, в составе которых насчитывалось около 15 тысяч дружинников[14]. Позже такие дружины были созданы и в других крупных промышленных центрах.

Основываясь на этом опыте, ЦК КПСС и Совет Министров СССР 2 марта 1959 приняли постановление «Об участии трудящихся в охране общественного порядка в стране». Это постановление стало основным нормативно-правовым документом, определившим задачи, полномочия и формы организации ДНД вплоть до середины 1970-х годов.

В связи с тем, что в период после 1960 года участились случаи агрессивного сопротивления дружинникам со стороны правонарушителей, 15 февраля 1962 года было принято Постановление Президиума ВС СССР «О усилении ответственности за посягательство на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции и народных дружинников»[14].

В конце 1962 года дружинники помимо патрулирования начинают работать в микрорайонах при жилищных конторах[13].

По состоянию на 1970 год в СССР действовали 100 тыс. народных дружин[1].

По состоянию на начало 1972 года, численность дружинников в СССР составляла почти 7 млн человек, в течение 1971 года ими было задержано свыше 5 тыс. преступников, предотвращено значительное количество правонарушений[15].

В 1984 году в СССР насчитывалось 282 тысячи дружин (в составе которых действовали 40 тыс. оперативных комсомольских отрядов), 50 тыс. пунктов охраны общественного порядка[16] и 13 млн дружинников, ежедневно на дежурство выходили до 400 тыс. человек[17].

Комсомольскийзначок «За активную работу по охране общественного порядка».

Организационная структура

Добровольные народные дружины создавались на основе первичных комсомольских, партийных и профсоюзных отделений, которые находились в каждом учреждении (ВУЗ, предприятие или организация и т. д.).

Народным дружинам оказывали организационно-методическую помощь по линии местных органов внутренних дел и материально-техническую помощь (предоставление помещений, телефона, мебели…) по линии руководства предприятий, местных Советов и органов ДОСААФ.

В марте 1960 года в Ленинграде был создан первый общегородской штаб ДНД и начали проводить обучающие семинары для дружинников[13]. Позднее, на основе анализа опыта деятельности дружин МВД СССР и Министерством юстиции СССР была разработана единая 24-часовая программа подготовки дружинников.

В дальнейшем, к началу 1970-х годов, за каждой дружиной был закреплён определённый участок территории, а штабы народных дружин, которые осуществляли общее руководство деятельностью дружинников, создавались не только на общегородском уровне, но и на уровне городских районов, а также на предприятиях, имевших дружины численностью свыше 100 человек[1].

В начале 1970-х годов для повышения эффективности работы ДНД в составе крупных дружин в некоторых городах СССР выделяли специализированные формирования[15]:

  • оперативные отряды — как правило, молодёжные или комсомольские. Оперативные комсомольские отряды дружинников (ОКОД) обычно создавались в вузах страны и состояли из общественно активных студентов. Члены ОКОД в свободное время помогали милиции не только в охране общественного порядка на территории студенческих городков, но и раскрывали преступления вместе с сотрудниками милиции. Одним из примеров таких отрядов может служить ОКОД НЭТИ имени Назыфа Халимова из Новосибирска. Отряд назван в честь студента, погибшего от рук преступников во время дежурства по охране общественного порядка в 1966 году[18].
  • воспитательные группы — по воспитательно-профилактической работе с учащимися, «трудными» детьми и подростками.

В период после 1974 года была создана единая организационная структура народных дружин, в составе которых выделяли[16]:

  • территориальные народные дружины
  • специализированные народные дружины:
  • дружины по работе на транспорте (действовали на пригородных поездах и в метро, совместно с линейными отделами УВДТ);
  • группы регулирования дорожного движения (действовали совместно с сотрудниками ГАИ);
  • дружины по борьбе с хищениями социалистической собственности (занимались сторожевой охраной объектов, участвовали в их инженерном укреплении — починке заборов, установке решёток и фонарей, следили за соблюдением пропускного режима и трудовой дисциплины);
  • группы по работе с несовершеннолетними;
  • сводные оперативные отряды дружинников (временные объединения, которые обеспечивали правопорядок на торжественных, праздничных, спортивных и иных массовых мероприятиях)
  • оперативные комсомольские отряды дружинников (ОКОД)

Кроме того, к 1984 году в некоторых городах действовали иные формы специализированных дружин:

  • так, в Москве и Ленинграде были созданы дружины по охране порядка на воде (добровольцы-спасатели из числа спортсменов, дежурившие на пляжах в летнее время)[16];
  • в Ярославле действовало внештатное подразделение дорожно-патрульной службы, которое объединяло 150 владельцев автомобилей и мотоциклов[16];
  • в Киеве действовала дружина по борьбе с радиохулиганством[16];
  • в Дзержинске (Горьковская обл. РСФСР) для вечернего патрулирования отдельных районов города была создана специализированная дружина, объединявшая спортсменов и активистов клуба служебного собаководства[16]

После того, как 1 декабря 1978 года было принято Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О дополнительных мерах по усилению охраны природы и улучшению использования природных ресурсов», в Грузинской ССР и ряде других мест были организованы «зелёные патрули» ДНД в районе заповедников, заказников и охотхозяйств. Дружинники оказывали помощь сотрудникам милиции и охотинспекторам в патрулировании местности, борьбе с очагами возгорания, противодействии нарушениям режима заповедных зон (разведение костров, выброс мусора, вырубки…), рыболовства и охоты[19].

Кроме того, известен случай создания на базе народной дружины подразделения муниципальной милиции — 11 января 1990 года в связи с осложнением криминальной обстановки и ростом межнациональной напряжённости, жителями посёлка Колхозабад Таджикской ССР в инициативном порядке был создан отряд муниципальной милиции для ночного патрулирования посёлка и помощи милиции в обеспечении общественного порядка в сельской местности. В состав отряда вошли отставные военные и ветераны МВД, а также несколько ветеранов боевых действий в Афганистане[20].

Формы деятельности

Обычно дружинники в группах по несколько человек патрулировали улицы городов, периметр территории предприятий и следили за порядком в общественных местах. Они имели достаточно широкие полномочия, в частности имели право задержать человека и доставить его в отделение милиции. Таким образом, несколько человек без проблем справлялись с мелкими правонарушителями (хулиганами, пьяницами, нарушителями тишины и т. д.).

Достаточно часто практиковалось совместное патрулирование (два-три дружинника под руководством милиционера). В некоторых случаях, дружинники могли выполнять дополнительные функции: например, по поручению участкового инспектора милиции они вручали судебные повестки и извещения[21].

Результативность

Добровольные народные дружины внесли значительный вклад в противодействие преступности. В общей сложности, за первые 25 лет работы дружин, свыше 800 дружинников были награждены правительственными орденами и медалями, более 6 тысяч — награждены медалью «За отличную службу по охране общественного порядка», ещё несколько тысяч были награждены почётным знаком «Отличный дружинник», Почётными грамотами и ценными подарками[16].

Известны случаи героизма и самопожертвования, проявленные дружинниками, а также случаи задержания ими опасных преступников и рецидивистов:

  • в ноябре 1962 года в Витебске дружинники Рыбкин и Лимов задержали трёх дебоширов в заводской столовой на ул. Димитрова. После того, как Лимов направился за помощью, хулиганы напали на дружинника В. А. Рыбкина. В ходе рукопашной схватки один из них внезапно выхватил нож и пять раз ударил дружинника, с целью убить и скрыться до прихода сотрудников милиции, однако в этот момент нападавшие были задержаны. Покушавшимся оказался военный преступник Иванов (судимый до войны за хулиганство; в районе Синявинских высот он перешёл линию фронта и поступил на службу в вермахт — сначала в военно-инженерное подразделение, строившее укрепления, а затем в батарею дальнобойной артиллерии). По решению суда, Иванов был расстрелян. Тяжелораненный дружинник Рыбкин выжил, за мужество при задержании преступников он был награждён орденом Красной Звезды[22].
  • в октябре 1963 года в Костроме дружинник Ю. П. Ерохов (по профессии — слесарь текстильной фабрики «Знамя труда») вступил в схватку с вооружённым ружьём преступником, был смертельно ранен, но сумел задержать нападавшего до прибытия милиции (впоследствии, его именем была названа одна из улиц города)[23].
  • в Чите дружинник Ю. Ф. Кадкин (по профессии — шофёр мехколонны № 902) задержал рецидивиста, вооружённого обрезом винтовки[24].

Как отмечал министр внутренних дел БССР В. А. Пискарёв, дружины становились хорошей школой для отбора и начальной подготовки кадров советской милиции: только в 1984 году по рекомендации со стороны партийных, комсомольских организаций и трудовых коллективов на службу в органы министерства внутренних дел было отобрано свыше 3 тыс. человек, имевших опыт работы в составе ДНД — «и это были уже морально и профессионально подготовленные люди»[25].

Внешние знаки отличия дружинников

Внешними знаками отличиями участников народных дружин (дружинников) были красные нарукавные повязки и нагрудные значки, которые выдавались (или вручались) вместе с удостоверением члена добровольной народной дружины.

Поощрение дружинников

Члены ДНД поощрялись дополнительными выходными (отгулами) и днями к своему отпуску по основному месту работы, где находилась первичное отделение партийной, комсомольской и профсоюзной организации, которое направляло его на общественную деятельность.

Расформирование дружин

В 1991 году после распада СССР и запрета КПСС, её молодёжная всесоюзная комсомольская организация ВЛКСМ была распущена. Многие государственные учреждения и предприятия были переданы в частную собственность. Большинство новых собственников отказалось от содержания своих профсоюзных организаций. Имущество партийных и комсомольских организаций было изъято.

После 1991 года

Белоруссия

В Белоруссии объединение граждан, участвующих в охране правопорядка, называется «Добровольная дружина». Деятельность добровольных дружин и внештатных сотрудников правоохранительных органов осуществляется на основании закона «Об участии граждан в охране правопорядка», в соответствии с «Примерным положением о добровольной дружине» и «Типовым положением о порядке оформления и деятельности внештатных сотрудников правоохранительных органов, органов и подразделений по чрезвычайным ситуациям, органов пограничной службы Республики Беларусь» (которые утверждены постановлением Совета министров)[26]. Отдельно регламентируется деятельность добровольных пожарных дружин.

Согласно Положению, добровольная дружина создается по территориально-производственному принципу по решению органа местного управления. Дружина образуется на собрании граждан, созываемом инициативной группой. Руководят дружиной избираемые на собраниях командир и штаб, могут создаваться также городские, районные и областные штабы. Дружинникам вручаются удостоверение (может прикрепляться к верхней одежде в виде нагрудной карточки), отличительный нагрудный знак с личным номером дружинника и нарукавная повязка установленного образца.

Среди задач добровольных дружин в Белоруссии — участие в профилактике правонарушений, помощь ГАИ[27], а также участие в обеспечении порядка в случае чрезвычайных ситуаций, в мероприятиях по охране и защите государственной границы и др. Так, с органами пограничной службы в стране взаимодействуют 178 дружин, в которых участвует около 2 тыс. граждан (2008 г.). По данным Государственного пограничного комитета Белоруссии, около 30 % нарушителей границы задерживается при участии дружинников[28].

Россия

Заметный спад активности ДНД начался с 1989 года. К этому времени традиционные советские организационные формы участия общественности в борьбе с правонарушениями стали малоэффективными в связи с изменением характеристик преступности. С 1992 года серьёзным ударом стала передача коммерческим структурам помещений пунктов общественной охраны правопорядка, приватизация и закрытие крупных предприятий (из трудовых коллективов которых ранее создавались многие ДНД)[29], отсутствие финансирования. Однако отдельные дружины сохранились.

В сентябре 1993 года было принято Постановление Правительства РФ № 959 от 22.09.1993 «О мерах по усилению охраны общественного порядка на улицах городов и других населенных пунктов РФ», устанавливавшее нормативно-правовые основы деятельности дружин на территории Российской Федерации. В результате, в ряде мест ДНД были созданы или восстановлены:

  • общественный дивизион «Авторозыск» (специализированная ДНД ГАИ Оренбургского УВД) из 100 человек действовал в Оренбургской области. Дружинниками становились передовые рабочие и служащие по рекомендации предприятий и организаций, внештатные сотрудники милиции, работали на общественных началах (2 дежурства в месяц). Только за 1994 год они отработали 19 тыс. часов, установили 22015 нарушений ПДД, 325 водителей в состоянии алкогольного опьянения и 320 — не имевших водительского удостоверения[30].
  • В 1993 году народная дружина была воссоздана в Москве на основании временного положения[31]. 26 июня 2002 года мэром города Ю. М. Лужковым и депутатами Московской городской думы был принят закон о Московской городской народной дружине[32], установивший правовые основы и принципы деятельности этого государственно-общественного объединения. Автор документа — депутат О. Е. Бочаров.
  • в 1994 году в Омске действовал оперативный молодёжный отряд (31 чел. в возрасте до 30 лет)[33].
  • в 1995 году в Ярославской области действовали 185 дружин общей численностью 2000 человек. В течение года они отработали 39 тыс. часов, пресекли 5 тыс. правонарушений и раскрыли 196 преступлений. Деятельность ДНД привела к снижению уличной преступности до уровня 1991 года.

Однако уже в 1996 году полковник милиции А. Кольцов отметил изменения в мотивации дружинников: «проблему вовлечения граждан в правоохранительную деятельность приходится решать уже не на энтузиазме, а на каких-то иных началах, решая прежде всего такой вопрос, как материальное вознаграждение за участие в охране общественного порядка»[34]

В 1995 году в России был принят закон «Об общественных объединениях», в соответствии с которым действовавшие ранее нормативно-правовые документы о деятельности народных дружин были признаны утратившими силу, а создание и деятельность дружин и иных общественных объединений граждан по охране правопорядка не предусматривались[35].

По состоянию на начало 2009 года в России действовало более 34 тысяч общественных формирований правоохранительной направленности, в которых состояло более 363 тысяч человек. При этом, несмотря на более чем скромное материально-техническое и финансовое обеспечение ДНД, с участием дружинников в год раскрывалось около 40 тысяч преступлений и выявлялось свыше 400 тысяч административных правонарушений.[36]

В Санкт-Петербурге ежегодно проводится конкурс на звание лучшего дружинника [37] Одной из лучших добровольных народных дружин, удостоенных премии Правительства Санкт-Петербурга является Санкт-Петербургская РОО «ДНД «Ульянка» [38]

30 декабря 2013 года после серии терактов в Волгограде, губернатор Волгоградской области Сергей Боженов сообщил о том, что была образована дружина. Их цель — патрулирование улиц и остановок общественного транспорта.[39]

4 апреля 2014 года вступил в силу федеральный закон №44-ФЗ от 2 апреля 2014 года «Об участии граждан в охране общественного порядка», главным нововведением которого стало возрождение добровольных народных дружин на территории России.

ДМД — Добровольная молодёжная дружина, Федеральный проект движенияНАШИ. отряды ДМД на празднике дня городаСургут. (2009)

Добровольная Молодёжная Дружина (ДМД)[править вики-текст]

В мае 2006 года Молодёжным движением НАШИ было организовано направление «Добровольная молодёжная дружина» (ДМД)[40][41].

В 2008 г. движение разделилось на автономные проекты и «ДМД» было преобразовано в отдельную общественную организацию. В 2009 году на Всероссийском слёте регионального актива дружины в лагереСелигер при поддержке Росмолодёжи проект был реорганизован в Межрегиональную ассоциацию «Добровольные Дружины Страны».[42][43]

Проект не являлся государственной программой, участники ДМД не имели льгот. В 2011 году Росмолодёжь прекратила финасирование этого проекта, подразделения в регионах были распущены.

Иные формирования по охране правопорядка

В настоящее время объединения по охране правопорядка действуют в ряде регионов России в различных организационных формах, в том числе:

  • казачьих дружин по охране общественного порядка[44]
  • студенческих отрядов по охране правопорядка (СООПР) — созданы при некоторых ВУЗах[45].

В нескольких субъектах РФ приняты нормативно-правовые акты, регламентирующие деятельность общественных объединений граждан по охране правопорядка[46][47][48]. В некоторых случаях, такие объединения получают поддержку со стороны органов государственной или муниципальной власти[49][50][51][52]. В настоящий момент региональные дружины преобразованы на основании ФЗ-44 от 2 апреля 2014 года.

Преступления дружинников

Неоднократно фиксировались случаи преступлений со стороны дружинников.Привлекались к ответственности как физические так юридические лица.Наиболее популярными статьями , по которым привлекались дружинники были 116,109,111 и 162,163 а так же были зафиксированы преступления по более тяжким 132 и даже 134.

ВЧК при СНК РСФСР

ВЧК при СНК РСФСР (Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совете народных комиссаров РСФСР) была создана 7 (20) декабря 1917 года[1]. Упразднена 6 февраля 1922 года с передачей полномочий ГПУ при НКВД РСФСР.

ВЧК РСФСР, являясь органом «диктатуры пролетариата» по защите государственной безопасности РСФСР, «руководящим органом борьбы с контрреволюцией на территории всей страны», была органом безопасности, в ходе Гражданской войны в России против банд и формирований, возникших, в результате раскола общества, а также против лиц, обвинявшихся в контрреволюционной деятельности. Лица, обвинявшиеся в этом в своём большинстве были бывшие белогвардейцы и прочие лица, которые были не согласны с новой властью и вели с ней борьбу, в виде диверсий, направленных прежде всего против мирного населения.

Имела территориальные подразделения для борьбы с бандитскими формированиями на местах[2].

Именно от сокращения «ЧК» произошло слово «чекист».

В частности работа ВЧК по уничтожению банд и формирований особо ярко показана в фильме Н. Михалкова «Свой среди чужих, чужой среди своих».

Задачи ВЧК

В. И. Ленин, главный идеолог её формирования, называл Всероссийскую чрезвычайную комиссию, без которой «власть трудящихся существовать не может, пока будут существовать на свете эксплуататоры…», «нашим разящим орудием против бесчисленных заговоров, бесчисленных покушений на Советскую власть со стороны людей, которые были бесконечно сильнее нас»[3].

С 27 января 1921 года в число задач ВЧК входила ликвидация беспризорности и безнадзорности среди детей[4].

Структура ВЧК

История советских органов госбезопасности
Эмблема КГБ

Памятный знак ВЧК-КГБ

С 22 декабря 1917 по март 1918 года ВЧК располагалась в Петрограде на Гороховой ул., д.2 (ныне Музей политической полиции России).

Управленческий аппарат ВЧК возглавляла коллегия. Руководящим органом был Президиум ВЧК во главе с Председателем Президиума ВЧК, который имел двух заместителей, документооборот обеспечивали 2 личных секретаря.

В аппарате ВЧК имелись следующие отделы и подразделения[2]:

  • по борьбе с контрреволюцией
  • иностранный отдел (20 декабря 1920 года)
  • контрразведывательный отдел
  • отдел международных связей
  • по борьбе со спекуляцией
  • по борьбе с преступлениями по должности
  • тюремный отдел
  • иногородний отдел
  • организационный отдел
  • железнодорожный отдел (с 27 июля 1918 года).
  • военный отдел (с 27 июля 1918 года)
  • Секретный отдел по борьбе «с враждебной деятельностью церковников» (с февраля 1919 года), впоследствии получившее название 6-го отделения[5]
  • комиссия по борьбе с контрабандой (с 8 декабря 1921 года)

В декабре 1917 года аппарат ВЧК насчитывал 40 человек, в марте 1918 года — 120 сотрудников[6].

В марте 1918 года центральный аппарат ВЧК был вместе с советским правительством переведён в Москву. С 1919 года занимал здание страхового общества «Россия» (Здание органов госбезопасности на Лубянке).

Территориальные и специализированные подразделения

  • Территориальные железнодорожные «Губчека» на крупных железнодорожных станциях и узловых пунктах;
  • Фронтовые и армейские чрезвычайные комиссии (до 21 февраля 1919)
  • Особые отделы по борьбе со шпионажем и контрреволюцией в частях и учреждениях Красной Армии (с 21 февраля 1919).

В 1918 году насчитывалось 40 губернских (известных как ГубЧК) и 365 уездных чрезвычайных комиссий[6].

Органы ВЧК в Красной Армии созданы в конце 1918 года для организации борьбы с контрреволюцией в армии и в прифронтовой полосе, шпионажем и проведения разведки в тылу неприятеля.

С августа 1918 года функционируют пограничные, железнодорожные и водно-транспортные органы ВЧК[6].

Полномочия

Первоначально функции и полномочия ВЧК были определены довольно неточно, что к примеру, отражено в докладе Ф. Э. Дзержинского 7 декабря 1917 г. где было им сказано «Комиссия ведет только предварительное расследование, поскольку это нужно для пресечения».[7]

C момента своего образования ВЧК приобретает законодательные (прямое участие в разработке законодательства), судебные (судопроизводство) и исполнительные (разведывательная, оперативная и следственная работа) функции в одном ведомстве. В административном порядке применяются прямые меры воздействия, которые первоначально являлись довольно мягкими: лишение контрреволюционеров продовольственных карточек, составление и опубликование списков врагов народа, конфискация контрреволюционного имущества и ряд других.

С началом гражданской войны ВЧК получает чрезвычайные полномочия, меры согласно которым принимались по отношению к контрреволюционерам и саботажникам, лицам, замеченным в спекуляции и бандитизме[6].

Начиная с первых казней красных, захваченных в плен белыми, убийств Володарского и Урицкого и покушения на Ленина (летом 1918 года), обычай арестовывать и зачастую казнить заложников стал всеобщим и был легализован. Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем, производившая массовые аресты подозрительных, имела склонность самолично определять их участь, под формальным контролем партии, но фактически без чьего-либо ведома.

— 1919—1920 г. [8]:100

В то же время сам факт контрреволюционности мог быть истолкован двояко, поскольку определение данного термина было довольно неточным:

« всякие выступления, независимо от поводов, по которым они возникли, против Советов, или их исполнительных комитетов, или отдельных советских учреждений »

Такое определение контрреволюционным выступлениям дает Постановление Кассационного отдела ВЦИК от 6 ноября 1918 г.[9]

17 апреля 1920 года в секретном порядке было принято «Циркулярное письмо ВЧК № 4 о взаимоотношениях чрезвычайных комиссий с трибуналами», где в частности содержится такая рекомендация:

ВЧК доводит одновременно до сведения товарищей, что для трибуналов вырабатывается особая инструкция [о] так называемом «упрощенном порядке рассмотрения» дел, которая, будучи строго построена на основании статей опубликованного закона, но когда все судопроизводство будет сведено к прочтению обвинительного заключения, допросу обвиняемого и вынесению приговора.

— фрагмент [10]

Предварило упразднение ВЧК выступление В.И. Ленина 23 декабря 1921 года на IX Всероссийском съезде Советов:

…та обстановка, которая у нас создалась, повелительно требует ограничить это учреждение сферой чисто политической, …необходимо подвергнуть ВЧК реформе, определить ее функции и компетенцию и ограничить ее работу задачами политическими…

— фрагмент [11]:328

Особые полномочия

  • С 21 февраля 1918 года — согласно Декрету СНК РСФСР «Социалистическое Отечество в опасности!» «Неприятельские агенты, спекулянты, громилы, хулиганы, контрреволюционные агитаторы, германские шпионы расстреливаются на месте преступления».

Однако, как сообщается, до июля 1918 года ВЧК применила право на расстрел лишь в отношении нескольких уголовных элементов и крупных спекулянтов, пока не применяя данную норму в отношении политических преступников[3].

  • C 5 сентября 1918 года — право непосредственной ликвидации шпионов, диверсантов, иных нарушителей революционной законности.[2]. Права и обязанности на расстрел «всех лиц, прикосновенных к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам»[12] и на непосредственное осуществление красного террора.

Декрет ВЦИК от 20 июня 1919 г. «Об изъятии из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении» наделяет органы ЧК правом непосредственного расстрела лиц, участных в поджогах, взрывах, умышленном повреждении железнодорожных путей и иных действиях с контрреволюционными намерениями, опубликован 22 июня 1919 г. в «Известиях ВЦИК»[13]:295,296. 23 июня ВЧК выпустила Приказ №174 с разъяснением вышедшего постановления ВЦИК[14].

Постановление ВЦИК и СНК об отмене применения высшей меры наказания (расстрела) от 17 января 1920 г.[15]:104–105, подписанное Лениным и Дзержинским было омрачено самовольной ночной ликвидацией заключенных ЧК Петрограда и Москвы до вступления документа в силу[8]:124,247. Отмена действовала недолго, 28 января 1920 года Дзержинский отправляет секретную телеграмму всем прифронтовым ЧК об их правах «непосредственной расправы, т.е. расстрела за преступления, упомянутые в постановлении ВЦИК от 22 июня 1919 года»[16], 12 февраля направляет телеграмму Бокию о нераспространении отмены на Туркестан[17], а при начале польской интервенции 6 марта 1920 года в Белоруссии, уже 7 марта телеграммы особым отделам фронтов и армий, включая гражданские трибуналы о наделении правом расстрела[18].

2 января 1922 года в связи с нестабильным положением в Сибири Дзержинский просит полномочия равные верховному судье с телефонограммой во ВЦИК о расширении полномочий председателя ВЧК до получения личного права санкции приговоров всех трибуналов[19].

Деятельность

Результаты деятельности

Критика ВЧК

При обсуждении Центральным Комитетом РКП(б) вопросов о внесении изменений в законодательные акты, регламентирующие деятельность ВЧК 25 октября 1918 года ряд делегатов партии осудил «полновластие организации, ставящей себя не только выше Советов, но и выше самой партии», в то же время Бухарин, Ольминский и Нарком внутренних дел Петровский потребовали устранения в деятельности ВЧК «произвола организации, напичканной преступниками, садистами и разложившимися элементами люмпен-пролетариата», Каменев, в качестве Председателя комиссии политического контроля был более радикален, предложив крайнюю меру — фактическое упразднение ВЧК как структуры[20].

В. И. Ленин сделал заявление о полной поддержке и защите структуры, «подвергшейся, за некоторые свои действия, несправедливым обвинениям со стороны ограниченной интеллигенции, … неспособной взглянуть на вопрос террора в более широкой перспективе»[21], а ЦК РКП(б) по его предложению издает Постановление от 19 декабря 1918 года, юридически закрепив запрет любой критики в отношении деятельности ВЧК:

« На страницах партийной и советской печати не может иметь место злостная критика советских учреждений, как это имело место в некоторых статьях о деятельности ВЧК, работы которой протекают в особо тяжелых условиях.[22] »

Дзержинский был в курсе масштаба недовольства полномочиями и работой ведомства, что отразил в официальных документах, цитата:

«Уважаемые товарищи!До последнего времени к нам не перестают поступать заявления о том, что провинциальные ЧК, несмотря на все наши приказы, арестовывают <или, грубо выражаясь, преследуют> лиц, абсолютно ничем не вредных Республике или еще хуже наших же товарищей и друзей. Такие явления создают вполне законное недовольство всем аппаратом ВЧК и ее местных органов. Причины таких действий, по нашему убеждению, кроются в том, что не все наши ЧК вполне осознали изменившуюся обстановку жизни нашей Республики. Если год или полгода тому назад, в период острой гражданской войны, мы вынуждены были, не останавливаясь перед единичными ошибками, совершать массовые операции, массовые аресты, если мы раньше должны были решительно изолировать каждого <хотя бы даже и не открытого> нашего противника, то в настоящее время, когда внутренняя контрреволюция на 9/10 разгромлена, в этом нужды нет. Наши методы должны измениться…

— отрывок из Проекта циркулярного письма о порядке производства арестов и задачах ВЧК от 23 марта 1920 г. [23]

Кибальчич, радикальный критик создания ЧК, по его словам «инквизиции с тайными процедурами»[8]:462, но при этом активно работавший с ней, упоминал, что упразднение ведомства было главным требованием меньшевиков[8]:93, за которыми Дзержинский приказал 17 марта 1919 года установить слежку и «забирать заложников из ихней среды»[24], а 2 мая 1920 года «судить на месте с отправкой в Москву»[25]:

Для меня, как и для многих, было очевидным, что упразднение ЧК, восстановление обычных судов и права на защиту отныне становилось условием внутреннего спасения революции. Но мы ничего не могли сделать. Политбюро, в которое тогда входили Ленин, Троцкий, Зиновьев, Каменев, Рыков и Бухарин, ставило вопрос, но не осмеливалось решить его, само страдая, без сомнения, от психоза страха и всевластия.

— 1919—1920 г. [8]:124-125

В резолюции XI Всероссийской партийной конференции РКП(б), проходившей с 19 по 22 декабря 1921 года, была поднята проблема ограничения ВЧК, которая послужила основой последующему выступлению Ленина об ограничении:

Новые формы отношений, созданные в процессе революции на почве проводимой властью экономполитики, должны получить своё выражение в законе и защиту в судебном порядке… Судебные учреждения Советской республики должны быть подняты на соответствующую высоту. Компетенция и круг деятельности ВЧК и ее органов должны быть соответственно сужены и сама она реорганизована.

[26]:472

Репрессии сотрудников ВЧК

Сталин продолжил традицию проведения репрессий, но применил их и по отношению к сотрудникам репрессивных органов. В результате проводимой «чистки» были расстреляны, в частности, бывшие руководящие сотрудники ВЧК, считавшиеся «соратниками Дзержинского»: А. X. Артузов, Г. И. Бокий, М. Я. Лацис, М. С. Кедров, В. Н. Манцев, Г. С. Мороз, И. П. Павлуновский, Я. X. Петерс, М. А. Трилиссер, И. С. Уншлихт, В. В. Фомин.[3]

Постановление Конституционного Суда РСФСР от 14.01.1992 № 1-П-У

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
город Москва от 14 января 1992 г.
По делу о проверке конституционности Указа Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР

Конституционный Суд РСФСР в составе председателя Конституционного Суда В.Д. Зорькина, заместителя председателя Н.В. Витрука, секретаря Конституционного Суда Ю.Д. Рудкина, судей Э.М. Аметистова, Н.Т. Ведерникова, Г.А. Гаджиева, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, В.И. Олейника, Н.В. Селезнева, О.И. Тиунова, Б.С. Эбзеева с участием представителей сторон:

М.А. Митюкова — народного депутата РСФСР, председателя Комитета Верховного Совета РСФСР по законодательству — представителя группы народных депутатов РСФСР, направивших ходатайство в Конституционный Суд РСФСР;

С.М. Шахрая — заместителя Председателя Правительства РСФСР, государственного советника РСФСР по правовой политике — представителя Президента РСФСР как стороны, издавшей данный Указ,

на основании части первой статьи 165 Конституции РСФСР, пункта 1 части второй статьи 1, пункта 3 части первой и части второй статьи 57, частей первой, второй, четвертой статьи 58 Закона РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР»

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности Указа Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР», поступившего от Президента РСФСР.

Основанием для рассмотрения Конституционным Судом РСФСР данного дела в соответствии с пунктами 5 и 6 части первой и части второй статьи 58 Закона о Конституционном Суде РСФСР явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли данный Указ установленному в Российской Федерации разделению законодательной, исполнительной и судебной властей, а также закрепленному Конституцией РСФСР разграничению компетенции между высшими органами государственной власти и управления РСФСР.

Поводом к рассмотрению дела явилось ходатайство народных депутатов РСФСР о проверке конституционности Указа Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР».

В ходатайстве содержится требование признать Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР» не соответствующим Конституции РСФСР.

Рассмотрев данное дело, Конституционный Суд РСФСР установил:

Один из основополагающих принципов конституционного строя заключается в том, что любой государственный орган может принимать только такие решения и осуществлять такие действия, которые входят в его компетенцию, установленную в соответствии с Конституцией.

Согласно статьям 89 и 90 Конституции РСФСР правом создавать исполнительные органы наделены Советы народных депутатов. Такое право принадлежит Съезду народных депутатов РСФСР, который согласно части второй статьи 104 Конституции РСФСР правомочен решать любые вопросы, отнесенные к ведению РСФСР. Из содержания статьи 109 Конституции РСФСР следует, что образование министерств относится и к компетенции Верховного Совета РСФСР, который устанавливает порядок организации и деятельности республиканских органов управления (п. 9), а также решает, кроме прямо перечисленных в статье 109, другие вопросы, отнесенные к ведению РСФСР, если они не составляют предмет исключительных полномочий Съезда народных депутатов РСФСР (п. 26). Согласно статье 130 Конституции РСФСР законодательным органам принадлежит и право посредством принятия закона определять структуру Совета Министров, его компетенцию, порядок деятельности и отношения с другими государственными органами. Это право реализовано в целом ряде актов законодательной власти (Закон РСФСР от 3 августа 1979 г. «О Совете Министров РСФСР», Закон РСФСР от 14 июля 1990 г. «О республиканских министерствах и государственных комитетах РСФСР», Постановление Съезда народных депутатов РСФСР от 15 декабря 1990 года «Об образовании Комитета безопасности РСФСР»).

Конституция РСФСР (статья 121.5) не предоставляет Президенту право образовывать министерства. Президент РСФСР имеет право назначать Председателя Совета Министров РСФСР с согласия Верховного Совета РСФСР, назначать и освобождать от должности министров, руководителей комитетов и ведомств РСФСР (п. п. 4 и 5 статьи 121.5). Президент РСФСР как высшее должностное лицо и глава исполнительной власти в РСФСР принимает также меры по обеспечению государственной и общественной безопасности (п. 11 статьи 121.5), осуществляет иные полномочия, если они возложены на него Конституцией и законами РСФСР (п. 16 статьи 121.5).

Постановления Съезда народных депутатов РСФСР от 1 ноября 1991 г. N 1830-I «Об организации исполнительной власти в период радикальной экономической реформы» и N 1831-I «О правовом обеспечении экономической реформы» предоставили Президенту РСФСР право самостоятельно решать вопросы реорганизации структуры высших органов исполнительной власти (п. 2 Постановления N 1830-I), а также право издавать указы по вопросам компетенции, порядка формирования и деятельности исполнительных органов (п. 3 Постановления N 1831-I), установив одновременно условия и пределы осуществления этих полномочий. Во-первых, определен их ограниченный срок: Президент РСФСР вправе решать вопросы реорганизации только в период проведения радикальной экономической реформы и лишь до принятия Закона РСФСР «О Совете Министров РСФСР» (п. 2 Постановления N 1830-I). Во-вторых, установлена обязательность представления проектов указов Президента РСФСР, если они противоречат действующим законам РСФСР, в Верховный Совет РСФСР, а в период между сессиями — в Президиум Верховного Совета РСФСР (п. 3 Постановления N 1831-1).

Тем самым создан особый механизм предварительного контроля со стороны Верховного Совета РСФСР за соответствием проектов указов Президента РСФСР, в том числе по вопросам компетенции, порядка формирования и деятельности исполнительных органов, Конституции и законам РСФСР. Этот временный порядок призван обеспечивать соблюдение требований статьи 121.8 Конституции РСФСР, согласно которой указы Президента РСФСР не могут противоречить Конституции РСФСР и законам РСФСР, и является элементом системы сдержек и противовесов, присущей принципу разделения властей, закрепленному и в статье 13 Декларации о государственном суверенитете РСФСР.

Таким образом, указанные Постановления Съезда народных депутатов РСФСР от 1 ноября 1991 года с учетом требований статей 184 и 185 Конституции РСФСР не вносят изменений в Конституцию, не дополняют ее и, следовательно, не затрагивают установленных Конституцией правомочий Съезда народных депутатов РСФСР, а также Верховного Совета РСФСР как постоянно действующего законодательного, распорядительного и контрольного органа. Съезд народных депутатов РСФСР ограничил сферу самостоятельного решения Президентом РСФСР вопросов реорганизации структуры высших органов исполнительной власти лишь теми случаями, когда проекты указов о такой реорганизации не противоречат действующим законам РСФСР. Использование Президентом РСФСР прав, предоставленных ему указанными Постановлениями, не должно подменять соответствующие конституционные полномочия Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР.

К конституционным полномочиям Верховного Совета РСФСР относится участие в разработке основных мероприятий в области обороны и обеспечения государственной безопасности страны (п. 16 статьи 109 Конституции РСФСР). Это означает, что Верховный Совет не может быть устранен от решения этих вопросов, а Президент РСФСР, являясь главой исполнительной власти, не вправе ограничивать конституционные полномочия Верховного Совета РСФСР как органа законодательной власти.

В полном соответствии со своими конституционными полномочиями Верховный Совет РСФСР 26 декабря 1991 года принял Постановление «Об Указе Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР», в котором предложил Президенту отменить названный Указ. Данное Постановление является прямым выражением воли Верховного Совета реализовать свои полномочия в этой сфере. Подтверждением этой воли законодателя является и факт принятия Верховным Советом РСФСР в первом чтении Закона РСФСР «О безопасности РСФСР».

Однако Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 года вопреки пункту 16 статьи 109 Конституции РСФСР в данном случае фактически лишил Верховный Совет РСФСР возможности участвовать в разработке основных мероприятий в области обороны и обеспечения государственной безопасности страны (к которым относится и реорганизация органов безопасности).

Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 года принят в связи с ратификацией Верховным Советом РСФСР Соглашения о создании Содружества Независимых Государств (СНГ). Исходя из полномочий законодательных органов в области внешней политики Верховный Совет в пункте 3 Постановления от 12 декабря 1991 г. N 2014-1 о ратификации этого Соглашения установил обязательность представления Верховному Совету проектов нормативных актов, вытекающих из положений Соглашения. При издании рассматриваемого Указа это требование не было выполнено. Обязательность предварительного согласования данного Указа обусловливается тем, что содержащиеся в нем решения затрагивают существенные вопросы взаимоотношений между государствами — участниками СНГ, регулирование которых относится к ведению законодательной власти.

Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 года предусматривает реорганизацию структуры и функций органов, деятельность которых, будучи направлена на охрану прав граждан, связана в то же время с реальными ограничениями конституционных прав и свобод человека и гражданина, в том числе таких, как права на неприкосновенность личности, личной жизни, жилища, тайну переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений (статьи 52, 53, 54 Конституции РСФСР). Указ непосредственно затрагивает сферу обеспечения конституционных прав и свобод, которая отнесена к ведению высших органов государственной власти (п. 7 статьи 109 Конституции РСФСР). Регулирование этой сферы Указом Президента РСФСР без участия и тем более вопреки воле Верховного Совета РСФСР не соответствует установленному Конституцией РСФСР разграничению полномочий между высшими органами государственной власти и управления.

Разделение и взаимное сдерживание служб государственной безопасности и внутренних дел обеспечивает конституционный демократический строй и является одной из гарантий против узурпации власти. Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 года, объединяя функции охраны государственной и общественной безопасности, противоречит ряду законов РСФСР, содержание которых обеспечивает соблюдение установленного в Российской Федерации разделения властей, создает систему сдержек и противовесов, направленных в конечном счете на охрану конституционных прав и свобод граждан, конституционного строя в целом.

Рассматриваемый Указ Президента РСФСР противоречит пункту 2 Постановления Верховного Совета РСФСР от 18 апреля 1991 г. N 1027-I «О порядке введения в действие Закона РСФСР «О милиции», который предусматривает разукрупнение МВД РСФСР и передачу многих функций МВД в ведение других органов.

Соединяя на постоянной основе функции ведомств внутренних дел и государственной безопасности, Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 года вступает в противоречие с Законом РСФСР от 17 мая 1991 года «О чрезвычайном положении», статья 18 которого допускает соединение этих служб путем создания совместного оперативного штаба лишь в исключительных случаях, при введении чрезвычайного положения в связи с попытками насильственного изменения конституционного строя, массовыми беспорядками и т.п. Решение об этом может приниматься только по поручению Верховного Совета РСФСР, оформленному его постановлением.

Указ находится в противоречии и с положениями Постановления Верховного Совета РСФСР от 18 декабря 1991 года, концептуально закрепившего при одобрении в первом чтении Закона РСФСР «О безопасности РСФСР» невозможность совмещения в одном органе государственного управления функций обеспечения государственной и общественной безопасности.

Сохраняя в создаваемом объединенном Министерстве безопасности и внутренних дел функцию следствия, Указ тем самым не соответствует Постановлению Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. N 1801-I, которым одобрена Концепция судебной реформы, предусматривающая необходимость отделения оперативно-розыскных служб от следственного аппарата и организационного выделения следственного аппарата из структур прокуратуры, МВД и АФБ (КГБ).

Следовательно, Президент РСФСР, издав Указ от 19 декабря 1991 г. N 289, противоречащий названным законодательным актам, превысил предоставленные ему полномочия.

Таким образом, при издании Указа Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР» были допущены отступления от положений, содержащихся в пунктах 6, 7, 9, 16 статьи 109, пункте 16 статьи 121.5, статьях 121.8, 130, 184 и 185 Конституции РСФСР.

На основании вышеизложенного и руководствуясь пунктом 6 части первой статьи 62, пунктом 2 части первой статьи 64 и частями второй, четвертой, пятой статьи 65 Закона РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР», Конституционный Суд РСФСР постановляет;

Признать Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР» не соответствующим Конституции РСФСР с точки зрения установленного в Российской Федерации разделения законодательной, исполнительной и судебной властей, а также закрепленного Конституцией РСФСР разграничения компетенции между высшими органами государственной власти и управления РСФСР.

В соответствии со статьями 49, 50 Закона РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР» данное Постановление вступает в силу немедленно после его провозглашения, является окончательным и обжалованию не подлежит.

В соответствии со статьей 65 Закона РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР» с момента вступления в силу данного Постановления Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР», все основанные на нем или воспроизводящие его другие нормативные акты или отдельные их положения утрачивают юридическую силу и считаются недействующими, а нормативным актам, отмененным или прекратившим свое действие в связи с изданием вышеупомянутого Указа, возвращается утраченная сила. Основанные на Указе Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР» правоотношения приводятся в состояние, существовавшее до его издания.

В соответствии со статьей 84 Закона РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР» данное Постановление подлежит опубликованию в «Ведомостях Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР» не позднее чем в семидневный срок после его изложения. Постановление должно быть также опубликовано во всех печатных изданиях, где был опубликован Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР».

Председатель Конституционного Суда РСФСР В.Д.ЗОРЬКИН

Секретарь Конституционного Суда РСФСР Ю.Д.РУДКИН

ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РСФСР Э.М. АМЕТИСТОВА ПО МОТИВАМ ПРИНЯТИЯ ПОСТАНОВЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РСФСР ОТ 14 ЯНВАРЯ 1992 ГОДА О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ УКАЗА ПРЕЗИДЕНТА РСФСР ОТ 19 ДЕКАБРЯ 1991 Г. N 289 «ОБ ОБРАЗОВАНИИ МИНИСТЕРСТВА БЕЗОПАСНОСТИ И ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РСФСР» Единственным правовым основанием полномочий Президента РСФСР до созданию и ликвидации министерств являются Постановления Съезда народных депутатов РСФСР от 1 ноября 1991 г. N 1830-I «Об организации исполнительной власти в период проведения радикальной экономической реформы» и N 1831-I «О правовом обеспечении экономической реформы».

Постановлением N 1830-I Съезд народных депутатов делегировал Президенту РСФСР право «для обеспечения стабильности системы органов государственной власти и управления в РСФСР в период проведения радикальной экономической реформы», «до принятия Закона РСФСР «О Совете Министров РСФСР» самостоятельно решать вопросы реорганизации структуры высших органов исполнительной власти (п. 2). Тем самым было подтверждено, что это право в принципе принадлежит законодателю и Президент может им пользоваться лишь временно, в связи с особыми обстоятельствами экономической реформы.

Постановление N 1831-I, принятое вслед за Постановлением N 1830-I, еще более сузило вышеупомянутые полномочия Президента. Согласно этому Постановлению проекты указов Президента РСФСР по вопросам порядка формирования и деятельности исполнительных органов, издаваемые в целях оперативного регулирования хода экономической реформы и находящиеся в противоречии с действующими законами РСФСР, представляются Президентом РСФСР в Верховный Совет РСФСР, а в период между сессиями — в Президиум Верховного Совета РСФСР (п. 3). Тем самым Съезд народных депутатов прямо ограничил сферу самостоятельного решения Президентом вопросов реорганизации структуры высших органов исполнительной власти лишь теми случаями, когда проекты указов о такой реорганизации не противоречат действующим законам РСФСР.

Вышеуказанные Постановления Съезда народных депутатов РСФСР не вносят изменений в Конституцию РСФСР и, следовательно, не ограничивают установленную Конституцией компетенцию Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР по изданию законов. Более того, Постановление N 1831-I прямо направлено на соблюдение требований статьи 121.8 Конституции, согласно которым «указы Президента РСФСР не могут противоречить Конституции РСФСР и законам РСФСР». Цель данного Постановления состоит также в том, чтобы даже в экстремальных условиях перехода к рыночной экономике надежно гарантировать конституционные полномочия Верховного Совета РСФСР, который, среди прочего, «осуществляет в пределах компетенции РСФСР законодательное регулирование отношений… организации управления… а также других отношений» (п. 6 статьи 109 Конституции РСФСР), «решает вопросы, связанные с обеспечением конституционных прав, свобод и обязанностей граждан РСФСР…» (п. 7 статьи 109 Конституции РСФСР), «устанавливает порядок организации и деятельности республиканских… органов власти и управления» (п. 9 статьи 109 Конституции РСФСР), «участвует в разработке основных мероприятий в области обороны и обеспечения государственной безопасности страны» (п. 16 статьи 109 Конституции РСФСР). Именно эти полномочия Верховного Совета РСФСР, наряду с другими его полномочиями, закрепленными в той же статье Конституции, обеспечивают установленное в Российской Федерации разделение законодательной, исполнительной и судебной властей и разграничение компетенции между высшими органами власти и управления.

Анализ содержания Указа Президента от 19 декабря 1991 г. N 289, а также тех практических задач, которые он призван был решать, позволяет прийти к выводу, что данный Указ был принят на основании и в целях, предусмотренных Постановлениями Съезда народных депутатов РСФСР N 1830-I и N 1831-I, то есть для обеспечения стабильности системы органов государственной власти и управления в РСФСР в период радикальной экономической реформы и способствования оперативному регулированию хода этой реформы. Такой вывод был подтвержден в ходе заседания Конституционного Суда РСФСР как представителем Президента РСФСР, так и рядом представленных заключений экспертов, свидетельских показаний и документов.

Вместе с тем приходится констатировать, что Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 противоречит ряду законов РСФСР.

Само создание посредством Указа могущественного суперминистерства противоречит пункту 2 Постановления Верховного Совета РСФСР от 18 апреля 1991 г. N 1027-I «О порядке введения в действие Закона РСФСР «О милиции», который предусматривает разукрупнение МВД РСФСР и передачу многих его полномочий в ведение других органов.

Соединяя на постоянной основе функции ведомств внутренних дел и государственной безопасности, Указ N 289 тем самым вступает в противоречие с Законом РСФСР от 17 мая 1991 года «О чрезвычайном положении», статья 18 которого допускает такое соединение путем создания совместного оперативного штаба лишь в исключительных случаях, при введении чрезвычайного положения в связи с попытками насильственного изменения конституционного строя, массовыми беспорядками и т.п. и только постановлением Верховного Совета РСФСР.

Указ противоречит Закону РСФСР от 14 июля 1990 года «О республиканских министерствах», где дан исчерпывающий перечень центральных органов управления и где отсутствует МБВД, а также Постановлению Съезда народных депутатов от 15 декабря 1990 года, которым был образован Комитет безопасности РСФСР.

Не соответствует Указ N 289 и положениям Постановления Верховного Совета РСФСР от 18 декабря 1991 года, концептуально закрепившего при одобрении в первом чтении Закона РСФСР «О безопасности» невозможность совмещения в одном органе государственного управления функций обеспечения государственной безопасности с функциями обеспечения общественной безопасности.

Сохраняя в создаваемом объединенном Министерстве безопасности и внутренних дел функцию следствия, Указ тем самым не соответствует Постановлению Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 года, которым одобрена концепция судебной реформы, предусматривающая необходимость отделения оперативно-розыскных служб от следственного аппарата и организационного выделения следственного аппарата из структур прокуратуры, МВД и АФБ (КГБ).

Вследствие всего сказанного выше Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 определенно относится к категории указов, находящихся в противоречии с действующими законами РСФСР по смыслу Постановления Съезда народных депутатов РСФСР N 1831-I «О правовом обеспечении экономической реформы», и, следовательно, его проект подлежал непременному представлению в Верховный Совет РСФСР, а в период между сессиями — в Президиум Верховного Совета РСФСР.

Это требование Постановления N 1831-I, однако, не было выполнено, в результате чего были нарушены не только данное Постановление Съезда народных депутатов, но и вышеупомянутые нормы Конституции РСФСР, применение которых гарантируется указанным Постановлением.

Таким образом, Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 года N 289 был принят с нарушением статьи 121.8 Конституции РСФСР, призванной обеспечивать соответствие указов Президента РСФСР Конституции РСФСР, а также с нарушением пунктов 6, 7, 9, 16 статьи 109 Конституции РСФСР, которые соответственно гарантируют осуществление компетенции Верховного Совета РСФСР в: законодательном регулировании организации управления и других отношений; решении вопросов, связанных с обеспечением конституционных прав и свобод граждан РСФСР; установлении порядка организации и деятельности республиканских, местных органов государственной власти и управления; участии в разработке основных мероприятий в области обороны и обеспечения государственной безопасности страны.

Все вышеизложенное позволяет признать Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР» не соответствующим Конституции РСФСР с точки зрения установленного в Российской Федерации разделения законодательной, исполнительной и судебной властей, а также закрепленного Конституцией РСФСР разграничения компетенции между высшими органами государственной власти и управления РСФСР.

Министерство внутренних дел РСФСР

Министе́рство вну́тренних дел РСФСР — орган государственного управления РСФСР по борьбе с преступностью и поддержанию общественного порядка в 19481962 и 19891992 годах.

13 марта 1948 г. в соответствии с изменениями, внесенными в Конституцию РСФСР, образовано Министерство внутренних дел РСФСР[1].

20 декабря 1962 г. Министерство внутренних дел преобразовано в Министерство охраны общественного порядка (МООП) РСФСР[2], которое было упразднено в декабре 1966 года в связи с образованием Министерства охраны общественного порядка (МООП) СССР.

27 октября 1989 г. Министерство внутренних дел РСФСР было воссоздано[3].

19 декабря 1991 года был издан Указ Президента РСФСР «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР», которым упразднялись Министерство внутренних дел РСФСР и Агентство федеральной безопасности РСФСР[4], однако вскоре этот указ был оспорен группой народных депутатов РСФСР в Конституционном суде и 14 января 1992 года признан несоответствующим Конституции РСФСР и утратившим силу[5]. В период существования министерства безопасности и внутренних дел его руководящий аппарат так и не был сформирован, поэтому сотрудники МВД продолжали исполнять свои обязанности.

25 декабря 1991 года, согласно принятому Верховным Советом республики закону, РСФСР была переименована в Российскую Федерацию. 21 апреля 1992 года Съезд народных депутатов России утвердил переименование, внеся соответствующие поправки в Конституцию РСФСР, которые вступили в силу 16 мая 1992 года с момента опубликования. Соответственно Министерство внутренних дел РСФСР стало именоваться Министерством внутренних дел Российской Федерации[6].

Руководство

Министры

Первые заместители министра

  • Петушков, Владимир Петрович (3 сентября 1957 — 20 декабря 1962 г.; затем до декабря 1966 г. как первый зам. министра ООП)
  • Баранников Виктор Павлович (июль — сентябрь 1990 г.)
  • Аникиев, Анатолий Васильевич (1990—1991 г.)
  • Ерин Виктор Федорович (23 февраля — 27 сентября 1991 г.); одновременно начальник Службы криминальной милиции
  • Комиссаров, Вячеслав Сергеевич (с 28 сентября 1991 г.; одновременно начальник Службы криминальной милиции; с 16 мая 1992 г. — первый заместитель министра внутренних дел Российской Федерации — начальник Службы криминальной милиции)
  • Абрамов, Евгений Александрович (c 18 апреля 1992 г.; с 16 мая 1992 г. — первый заместитель министра внутренних дел Российской Федерации)
  • Дунаев Андрей Федорович (c 18 апреля 1992 г.; с 16 мая 1992 г. — первый заместитель министра внутренних дел Российской Федерации)

Заместители министра

Заместители министра — начальники Службы криминальной милиции

  • Ерин Виктор Федорович (1990—23 февраля 1991 г.)

Заместители министра — начальники Службы расследования преступлений

Заместители министра — начальники Службы по исправительным делам и социальной реабилитации

Заместители министра — начальники Службы по работе с личным составом

  • Дунаев Андрей Федорович (октябрь 1990 — 13 сентября 1991 г.)
  • Фролов Василий Алексеевич (28 сентября 1991 — 24 января 1992 г.)

Заместители министра — начальники Службы финансового, материально-технического обеспечения и капитального строительства

  • Костенко, Анатолий Иванович (с 4 февраля 1991 г.; с 16 мая 1992 г. — первый заместитель министра внутренних дел Российской Федерации — начальник Службы финансового, материально-технического обеспечения и капитального строительства)

Примечания

  1.  Закон РСФСР от 13 марта 1948 года «Об изменении и дополнении текста Конституции (Основного Закона) РСФСР»
  2.  Закон РСФСР от 20 декабря 1962 г. «Об утверждении Указов Президиума Верховного Совета РСФСР и о внесении дополнений и изменений в статьи 47, 54, 55, 69 и 92 Конституции (Основного Закона) РСФСР»
  3.  Закон РСФСР от 27.10.1989 Об утверждении Указа Президиума Верховного Совета РСФСР «Об образовании союзно-республиканского Министерства внутренних дел РСФСР» и о внесении изменений в Закон РСФСР «О Совете Министров РСФСР
  4.  Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. № 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР»
  5.  Постановление Конституционного Суда РСФСР от 14 января 1992 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности Указа Президента РСФСР от 19 декабря 1991 года „Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР“»
  6.  История МВД России // Министерство внутренних дел Российской Федерации

Центральная служба разведки СССР

В ходе реорганизации и деполитизации КГБ, начавшихся после августовского путча 1991 года, первым заместителем председателя КГБ СССР и одновременно начальником Первого главного управления был назначен 30 сентября 1991 Евгений Примаков, первый и единственный гражданский руководитель этого органа советской внешней разведки, крупный учёный-востоковед и политический деятель.

Академик Е. М. Примаков

Евгению Примакову и новому председателю КГБ СССР Вадиму Бакатину, сменившему уволенного и арестованного по обвинению в государственной измене и попытке насильственной смены власти Владимира Крючкова, было поручено в недельный срок представить предложения о выведении органов внешней разведки (ПГУ) из состава КГБ.

  • 6 ноября 1991 года Примаков назначен первым и единственным Директором Центральной службы разведки СССР[1].
  • 25 ноября 1991 указом Президента СССР Михаила Горбачёва утверждено временное «Положение о ЦСР СССР», в котором перечислялись функции службы, её директора, статус сотрудников ЦСР и другие вопросы её деятельности[2].
  • 2 декабря 1991 назначен первый заместитель директора ЦСР — В. И. Трубников, 5 декабря — заместители: В. И. Гургенов, Ю. А. Зубаков, В. М. Рожков и А. А. Щербаков.
  • 3 декабря 1991 разделение КГБ СССР на Межреспубликанскую службу безопасности, Центральную службу разведки и Комитет по охране государственной границы СССР утверждено последним Законом СССР — «О реорганизации органов государственной безопасности»[3].
  • 13 декабря 1991 года впервые в практике российской внешней разведки было создано Бюро по связям с общественностью и средствами массовой информации.

Формально ЦСР СССР просуществовала до 18 декабря 1991 года.

Первое главное управление КГБ СССР

Пе́рвое гла́вное управле́ние КГБ СССР (ПГУ) — структурное подразделение Комитета государственной безопасности Советского Союза, ответственное за внешнюю разведку. Существовало с марта 1954 по ноябрь 1991 года.

История российской и советской внешней разведки

«Отсутствие достоверной информации о планах и намерениях многочисленных врагов Советской республики, осевших за её пределами, лишало руководство возможности принятия правильных решений, прежде всего в области внешней политики, что и предопределило появление ещё весной 1920 года в Особом отделе ВЧК нового подразделения — Иностранного отдела», — пишет канд. ист. наук В. Лебедев. В связи с итогами польской кампании, в сентябре 1920 года Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение о реорганизации внешней разведки: была создана комиссия под председательством первого руководителя ВЧК Ф. Э. Дзержинского, по итогам работы которой 20 декабря 1920 года он подписал исторический приказ № 169 о создании Иностранного отдела ВЧК.

  • 20 декабря 1920 г. — организован Иностранный отдел (ИНО) ВЧК при НКВД РСФСР. Его возглавил Давыдов (Давтян) Яков Христофорович
  • 6 февраля 1922 г. — ИНО ВЧК переименован в ИНО ГПУ НКВД РСФСР
  • 2 ноября 1923 г. — создан Иностранный отдел Объединенного государственного политического управления (ОГПУ) при Совете народных комиссаров (СНК)
  • 10 июля 1934 г. — внешняя разведка передана в ведение 7 отдела Главного управления государственной безопасности (ГУГБ) НКВД СССР
  • июль 1939 г. — в связи с очередной реорганизацией НКВД разведка сосредоточивается в 5 отделе ГУГБ НКВД СССР
  • февраль 1941 г. — создано I Управление НКГБ СССР, на которое возлагается ведение внешней разведки
  • апрель 1943 г. — разведка сосредоточивается в I Управлении НКГБ СССР
  • март 1946 г. — создано I Управление МГБ СССР, которое занималось внешней разведкой
  • 1947 г. — принято решение о создании Комитета информации (КИ) при Совете Министров СССР, который объединяет внешнюю политическую и военную разведки
  • февраль 1949 г. — КИ при СМ СССР реорганизован в КИ при Министерстве иностранных дел
  • январь 1952 г. создано Первое Главное управление (ПГУ) МГБ СССР
  • март 1953 г. — ПГУ МГБ реорганизовано во 2 Главное Управление МВД СССР
  • март 1954 г. — внешняя разведка возлагается на Первое Главное управление (ПГУ) Комитета государственной безопасности при СМ СССР
  • июль 1978 г. — ПГУ КГБ при СМ СССР переименовано в ПГУ КГБ СССР
  • 25 ноября 1991 указом Президента СССР Михаила Горбачёва утверждено временное «Положение о ЦСР СССР», в котором перечислялись функции службы, её директора, статус сотрудников ЦСР и другие вопросы её деятельности.
  • 3 декабря 1991 разделение КГБ СССР на Межреспубликанскую службу безопасности, Центральную службу разведки и Комитет по охране государственной границы СССР утверждено последним Законом СССР — «О реорганизации органов государственной безопасности».
  • после распада СССР в декабре 1991 года — ЦСР СССР была реорганизована в Службу внешней разведки РСФСР.

В ПГУ КГБ СССР проходили службу многие российские политики, среди которых Владимир Путин, Сергей Иванов, Сергей Нарышкин, Владимир Якунин.

Подготовка кадров

В 1920—1930-е годы подготовка кадров осуществлялась на Восточном факультете Военной академии РККА имени М. В. Фрунзе.[1]

В 1938 году появилось ведомственное учебное заведение — Школа особого назначения НКВД.

Структура

Управления

  • Управление Р (оперативное планирование и анализ)
  • Управление К (контрразведка)
  • Управление С (нелегалы)
  • Управление ОТ (оперативно-техническое)
  • Управление И (компьютерная служба)
  • Управление Т (научно-техническая разведка)
  • Управление разведывательной информации (анализ и оценка)
  • Управление РТ (операции на территории СССР)

Службы

  • Служба А (активные мероприятия)
  • Служба Р (радиосвязь)
  • Служба А Восьмого управления КГБ (шифровальные службы)

Отделы

  • США, Канада
  • Латинская Америка
  • Великобритания, Австралия, Африка, Новая Зеландия, Скандинавия
  • Восточная Германия, Западная Германия, Австрия
  • Страны Бенилюкса, Франция, Испания, Португалия, Швейцария, Греция, Италия, Югославия, Албания, Румыния
  • Китай, Вьетнам, Лаос, Камбоджа, Северная Корея
  • Таиланд, Индонезия, Япония, Малайзия, Сингапур, Филиппины
  • Неарабские страны Ближнего Востока, Афганистан, Иран
  • Англоговорящие страны Африки
  • Франкоговорящие страны Африки
  • Контакты с социалистическими странами
  • Регистрация и архивы
  • Электронный перехват и операции против шифровальных служб западных стран
  • Индия, Шри-Ланка, Пакистан, Непал, Бангладеш, Бирма
  • Арабские страны Ближнего Востока
  • Эмиграция
  • Контакты с развивающимися странами

Руководители

Начальники:

Первые заместители:

Комитет государственной безопасности СССР

Комите́т госуда́рственной безопа́сности CCCP[2] (аббр.: офиц. КГБ СССР; разг. «комитет», «органы», «контора», «чекисты») — центральный союзно-республиканский орган государственного управленияСоюза Советских Социалистических Республик в сфере обеспечения государственной безопасности, действовавший с 1954 по 1991 год.

Основными функциями КГБ были внешняя разведка, контрразведка, оперативно-розыскная деятельность, охрана государственной границы СССР, охрана руководителей КПСС и Правительства СССР, организация и обеспечение правительственной связи, а также борьба с национализмом, инакомыслием, преступностью и антисоветской деятельностью. Также в задачу КГБ входило обеспечение Центрального комитета КПСС (до 14 марта 1990 года) и высших органов государственной власти и управления СССР информацией, затрагивающей государственную безопасность и оборону страны, социально-экономическое положение в Советском Союзе и вопросы внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности советского государства и Коммунистической партии.

В систему КГБ СССР входили четырнадцать[3] республиканских комитетов государственной безопасности на территории республик Союза ССР; местные органы государственной безопасности в автономных республиках, краях, областях, отдельных городах и районах, военных округах, соединениях и частях армии, флота и внутренних войск, на транспорте; пограничные войска; войска правительственной связи; органы военной контрразведки; учебные заведения и научно-исследовательские учреждения; а также так называемые «первые отделы» советских учреждений, организаций и предприятий.

В разные годы КГБ имел разные официальные наименования и статус в системе центральных органов государственного управления:

Полное наименование Аббревиатура Статус Годы
«Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР» КГБ ведомство с правами министерства 13 марта 1954 — 5 июля 1978
«Комитет государственной безопасности СССР» КГБ СССР государственный комитет 5 июля 1978 — 3 декабря 1991

 

Образование КГБ

Инициатива выделения «оперативно-чекистских управлений и отделов»[4] Министерства внутренних дел СССР в самостоятельное ведомство приписывается министру внутренних дел Сергею Круглову, который 4 февраля 1954 года подал официальную записку с соответствующим предложением в Центральный комитет КПСС. Предложения Круглова были обсуждены на заседании Президиума ЦК КПСС 8 февраля 1954 года и полностью одобрены, за исключением того, что из предложенного министром названия — «Комитет по делам государственной безопасности при Совете Министров СССР» — было убрано «по делам»[5].

Месяц спустя Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 марта 1954 года был образован Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР[6]. В состав нового комитета вошли выделенные из Министерства внутренних дел СССР управления, службы и отделы, занимавшиеся вопросами обеспечения государственной безопасности. Председателем комитета был назначен бывший первый заместитель министра внутренних дел СССР генерал-полковник И. А. Серов. 28 декабря 1955 года председатель КГБ был включен в состав Совета Министров СССР[7].

Примечательно, что КГБ был образован не в качестве центрального органа государственного управления, каковым являлись его предшественники — МГБ и МВД СССР — а всего лишь в статусе ведомства при Правительстве СССР. По мнению некоторых историков, причиной понижения статуса КГБ в иерархии органов государственного управления было стремление партийной и советской верхушки страны лишить органы госбезопасности самостоятельности, целиком подчинив их деятельность аппарату коммунистической партии[8]. Тем не менее, председатели КГБ назначались на должность не приказами председателя Совета Министров СССР, как это было принято для руководителей ведомств при правительстве страны, а Указами Президиума Верховного Совета СССР, как это делалось для министров и председателейгосударственных комитетов.

1950-е годы

Практически сразу же после своего образования, КГБ подвергся крупной структурной реорганизации и сокращению численности сотрудников в связи с начавшимся после смерти И. В. Сталина процессом десталинизации общества и государства. Из рассекреченных документов Государственного архива Российской Федерации стало известно, что в 1950-е годы численность личного состава КГБ была сокращена более чем на 50 процентов по сравнению с 1954 годом. Было упразднено более 3,5 тысяч городских и районных аппаратов, объединены некоторые оперативные и следственные подразделения, ликвидированы и объединены в единые следственные аппараты следственные отделы и отделения в оперативных подразделениях. Значительно была упрощена структура особых отделов и органов КГБ на транспорте. В 1955 году было дополнительно сокращено более 7,5 тысяч сотрудников, в то время как около 8 тысяч офицеров КГБ были переведены на положение гражданских служащих[6].

Советские танки в Будапеште в октябре 1956 года

В 1956 году сотрудники КГБ активно участвовали в подавлении восстания в Венгрии и преследовании его участников. Председатель КГБ И. А. Серов вместе с заместителем начальника Генштаба М. С. Малининым выезжали в сопровождении руководителей ЦК КПСС в Будапешт для оценки сложившейся в Венгрии ситуации. В ходе операции «Вихрь», план которой был разработан министерством обороны СССР, сотрудниками КГБ был арестован министр обороны Венгрии генерал-лейтенант Пал Малетер. Это позволило нейтрализовать венгерское военное руководство и обеспечить успех советских артиллерийских, танковых и пехотных подразделений в быстром подавлении мятежа и восстановлении в Венгрии советского режима, лояльногоСССР. В первые дни после подавления восстания при содействии сотрудников КГБ спецслужбами Венгрии было арестовано около 5 тысяч венгров — активистов венгерских партий, военнослужащих и студентов, 846 из которых были отправлены в советские тюрьмы[9]. По отдельным оценкам, около 350 человек из числа арестованных были позднее казнены[10], включая премьер-министра Венгрии Имре Надя. За участие в операции по подавлению восстания председатель КГБ Серов был награждён орденом Кутузова 1-й степени. Следует отметить активную роль в подавлении восстания посла СССР в Венгрии Ю. В. Андропова; этот опыт Андропову пригодился позднее, когда ему на посту председателя КГБ пришлось руководить действиями сотрудников советских органов госбезопасности в ходе Операция «Дунай» в Чехословакии в 1968 году.

После перевода И. А. Серова на должность начальника Главного разведывательного управления, 25 декабря 1958 года председателем КГБ был назначен бывший заведующий отделом партийных органов ЦК КПСС по союзным республикам А. Н. Шелепин, который провёл серию кардинальных преобразований в аппарате КГБ с целью упрощения его структуры и сокращения численности сотрудников[6].

9 апреля 1959 года, спустя пять лет после образования КГБ, в режиме строгой секретности было утверждено «Положение о Комитете государственной безопасности при Совете Министров СССР», в котором был закреплён статус Комитета государственной безопасности в качестве ведомства при правительстве страны с правами министерства, а также была установлена подчинённость КГБ Президиуму ЦК КПСС иПравительству СССР.

КГБ продолжил практику своих предшественников — Бюро № 1 МГБ СССР по диверсионной работе за рубежом под руководством П. А. Судоплатова и Бюро № 2 по выполнению спецзаданий на территории СССР под руководством В. А. Дроздова — в области проведения так называемых «активных действий», под которыми подразумевались акты индивидуального террора на территории страны и за границей в отношении лиц, которые квалифицировались партийными органами и советскими спецслужбами как «наиболее активные и злобные враги Советского Союза из числа деятелей капиталистических стран, особо опасных иностранных разведчиков, руководителей антисоветских эмигрантских организаций и изменников Родины»[11]. Проведение подобных операций было возложено на Первое главное управление КГБ. Так, в октябре 1959 года агентом КГБ Богданом Сташинским был убит в Мюнхене лидер украинских националистов Степан Бандера. Такая же участь постигла другого лидера ОУН — Л. Ребета. Ранее, в 1957 году была совершена попытка ликвидации бывшего советского разведчика Н. Хохлова, который остался на Западе после того, как выступил с публичным заявлением о планировавшемся убийстве одного из лидеров НТС Георгия Околовича. Хохлов был отравлен с помощью радиоактивного изотопа (таллия или полония), однако выжил.

1960-е годы

В декабре 1961 года по инициативе первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущёва, А. Н. Шелепин был переведён на партийную работу в должности секретаря ЦК КПСС. Руководство КГБ принял В. Е. Семичастный, бывший коллега Шелепина по работе в ЦК ВЛКСМ.[12] Семичастный продолжил политику его предшественника по структурной реорганизации КГБ. В главное управление внутренней безопасности и контрразведки (2-е главное управление) были влиты 4-е, 5-е и 6-е управления КГБ. Под крыло 7-го управления, занимавшегося охраной дипломатического корпуса и наружным наблюдением, перешли соответствующие функциональные подразделения 2-го главного управления. 3-е главное управление было понижено до статуса управления. Соответствующие структурные изменения произошли и в органах КГБ союзных и автономных республик, в краях и областях.[13] В 1967 году аппараты уполномоченных в городах и районах были реорганизованы в городские и районные отделы и отделения КГБ—УКГБ—ОКГБ[14] В результате сокращения многочисленных структурных звеньев, аппарат Комитета государственной безопасности стал более оперативным[6], в то время как создание в 1967 году по инициативе нового председателя КГБЮ. В. Андропова пятого управления для борьбы с диссидентами сделало КГБ более подготовленным для борьбы с противниками советского строя в последующие два десятилетия.

 Плакат участников демонстрации протеста против вторжения советских войск в Чехословакию, упоминаемый в докладной записке КГБ в ЦК КПСС[15]

Летом 1962 год ресурсы КГБ были задействованы в операции по подавлению забастовки рабочих Новочеркасского электровозостроительного завода в городе Новочеркасске. По имеющимся данным, сотрудники госбезопасности лично не участвовали в расстреле забастовщиков, однако играли активную роль в слежке за «зачинщиками беспорядков» и их арестах. Активисты забастовки были выявлены благодаря фотографиям, сделанным штатными сотрудниками и тайными агентами КГБ, и привлечены к суду по обвинению в бандитизме, организации массовых беспорядков и попытке свержения советской власти. Семеро участников выступлений были приговорены к смертной казни и расстреляны, остальные получили длительные сроки заключения с отбыванием в колонии строгого режима[16].

В 1968 году КГБ принял участие в операции «Дунай» на территории Чехословакии, проводившейся с целью смены политического руководства страны и установления в Чехословакии лояльного СССР режима. Задача сотрудников КГБ заключалась в оказании помощи советским десантникам и работникам чехословацких органов госбезопасности в аресте и вывозе в СССР руководителей коммунистической партии и правительства Чехословакии. Через несколько дней после начала операции, 25 августа 1968 года, на Красной площади в Москве группой советских диссидентов была проведена демонстрация протеста против вторжения в Чехословакию советских войск и вооружённых сил Варшавского договора. Участники демонстрации были арестованы сотрудниками милиции и КГБ и преданы суду по обвинению в «организации и активном участии в групповых действиях, нарушающих порядок»[15], и в распространении клеветнических измышлений, порочащих советский общественный и государственный строй. Большинство участников демонстрации были приговорены к различным срокам тюремного заключения и ссылке «в отдалённые районы страны»[15][17], а по судебным делам Н. Горбаневской и В. Файнберга были сфабрикованы медицинские заключения о признании подсудимых невменяемыми с их отправкой на принудительное лечение в психиатрические больницы специального типа[18].

1970—1980-е годы

 

Юбилейный съезд 70 лет КГБ-ВЧК(1987 год)

Под руководством Ю. В. Андропова в должности председателя КГБ в период с 1967 по 1982 год, органы госбезопасности существенно укрепили и расширили свой контроль над всеми сферами жизни государства и общества. Усилилось их политическое влияние в партийной номенклатуре (Андропов был избран членом Политбюро ЦК КПСС, затем секретарём ЦК партии и впоследствии занял высший партийный постгенерального секретаря ЦК КПСС), повысилась позиция КГБ в системе органов государственного управления — 5 июля 1978 года КГБ был преобразован из ведомства при Совете Министров СССР в центральный орган государственного управления СССР с правами государственного комитета[19] и переименован в Комитет государственной безопасности СССР (КГБ СССР)[20], что, впрочем, не затронуло систему и структуру органов государственной безопасности[14].

Борьба с инакомыслящими в СССР

Подробное рассмотрение темы: Диссиденты в СССР

Существенное влияние на деятельность КГБ в 1970-80-е годы оказывали происходящие в стране социально-экономические процессы периода «развитого социализма» и изменения во внешней политике СССР. В этот период КГБ сосредоточил свои усилия на борьбе с национализмом и антисоветскими проявлениями внутри страны и за рубежом. Внутри страны органы госбезопасности усилили борьбу с инакомыслием и диссидентским движением; однако действия физической расправы, депортаций и заключений под стражу стали более утончёнными и замаскированными. Усилилось применение средств психологического давления на инакомыслящих, включая слежку, давление с помощью общественного мнения, подрыв профессиональной карьеры, профилактические разговоры, депортация из СССР, принудительное заключение в психиатрические клиники, политические судебные процессы, клевета, ложь и компромат, различные провокации и запугивания.[21] Практиковался запрет на проживание политически неблагонадёжных граждан в столичных городах страны — так называемая «ссылка за 101-й километр». Под пристальным вниманием КГБ находились, в первую очередь, представители творческой интеллигенции — деятели литературы, искусства и науки — которые по общественному статусу и международному авторитету могли нанести вред репутации советского государства в понимании Коммунистической партии.

Показательна деятельность КГБ в преследовании советского писателя, лауреата Нобелевской премии по литературе А. И. Солженицына. В конце 1960-х — начале 1970-х годов в КГБ было создано специальное подразделение — 9-й отдел Пятого управления КГБ — занимавшееся исключительно оперативной разработкой писателя-диссидента[22]. В августе 1971 года КГБ предпринял попытку физического устранения Солженицына — во время поездки в Новочеркасск ему скрытно был сделан укол неизвестного ядовитого вещества; писатель выжил, но после этого долго и тяжело болел[22]. Летом 1973 года сотрудники КГБ задержали одну из помощниц писателя Е. Воронянскую и в ходе допроса вынудили её выдать местонахождение одного экземпляра рукописи произведения Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Вернувшись домой, женщина повесилась. Узнав о случившемся, Солженицын распорядился начать публикацию «Архипелага» на Западе. В советской печати была развёрнута мощная пропагандистская кампания, обвинявшая писателя в клевете на советский государственный и общественный строй. Попытки КГБ через бывшую жену Солженицына уговорить писателя отказаться от публикации «Архипелага» за границей в обмен на обещание помощи в официальном опубликовании в СССР его повести «Раковый корпус» не увенчались успехом и первый том произведения был опубликован в Париже в декабре 1973 года. В январе 1974 года Солженицын был арестован, обвинён в измене Родине, лишён советского гражданства и выдворен за пределы СССР. Инициатором депортации писателя был Андропов, чьё мнение стало решающим при выборе меры «пресечения антисоветской деятельности» Солженицына на заседании Политбюро ЦК КПСС[23]. После высылки писателя из страны, КГБ и лично Андропов продолжили кампанию дискредитации Солженицына и, как выразился Андропов, «разоблачения активного использования реакционными кругами Запада подобных отщепенцев в идеологической диверсии против стран социалистического содружества»[24].

Объектом многолетнего внимания КГБ являлись видные деятели науки. К примеру, советский учёный-физик, трижды Герой Социалистического Труда, диссидент и правозащитник, лауреатНобелевской премии мира А. Д. Сахаров находился под наблюдением КГБ с 1960-х годов, подвергался обыскам. В 1980 году по обвинению в антисоветской деятельности Сахаров был арестован и без суда отправлен в ссылку в город Горький, где он провёл 7 лет под домашним арестом под контролем сотрудников КГБ. В 1978 году КГБ предпринял попытку по обвинению в антисоветской деятельности возбудить уголовное дело против советского философа, социолога и писателя А. А. Зиновьева с целью его отправки на принудительное лечение в психиатрическую больницу, однако «с учётом развязанной на Западе кампании вокруг психиатрии в СССР» эта мера пресечения была сочтена нецелесообразной. В качестве альтернативы, в докладной записке в ЦК КПСС руководство КГБ рекомендовало разрешить Зиновьеву и его семье выезд за рубеж и закрыть ему въезд в СССР.

Для контроля выполнения СССР Хельсинкских соглашений о соблюдении прав человека, в 1976 году группой советских диссидентов была сформирована Московская Хельсинкская группа (МХГ), первым руководителем которой стал советский физик, член-корреспондент АН Армянской ССР Ю. Ф. Орлов. С момента образования МХГ подвергалась постоянным преследованиям и давлению со стороны КГБ и других силовых органов советского государства. Члены группы подвергались угрозам, их вынуждали эмигрировать, заставляли прекратить правозащитную деятельность. С февраля 1977 года активистов Ю. Ф. Орлова, А. Гинзбурга, А. Щаранского и М. Ланду начали подвергать арестам. По делу Щаранского КГБ получил санкцию ЦК КПСС на подготовку и публикацию ряда пропагандистских статей, а также написание и передачу президенту США Дж. Картеру личного письма тестя подсудимого с отрицанием факта супружества Щаранского и «разоблачением» его аморального облика. Под давлением КГБ в 1976—1977 годах были вынуждены эмигрировать члены МХГ Л. Алексеева, П. Григоренко и В. Рубин. В период с 1976 по 1982 год были арестованы и осуждены к разным срокам заключения или ссылки (в общей сложности — 60 лет лагерей и 40 лет ссылки) восемь членов группы, ещё шестерых вынудили эмигрировать из СССР и лишили гражданства. Осенью 1982 года, в условиях усиливающихся репрессий, трое оставшихся на свободе участников группы были вынуждены объявить о прекращении деятельности МХГ. Московская Хельсинкская группа получила возможность возобновить свою деятельность только в 1989 году, в разгар горбачёвской перестройки.

Борьба с сионизмом

Подробное рассмотрение темы: Антисемитизм в СССР, Преследование сионистской деятельности в СССР, и Репатриация евреев из СССР

Летом 1970 года группой советских отказников была предпринята попытка захвата пассажирского самолёта с целью эмиграции из СССР. Силами КГБ участники акции были арестованы и преданы суду по обвинению в измене Родине (попытке побега с незаконным пересечением государственной границы), попытке хищения в особо крупных размерах (угон самолёта) и антисоветской агитации.

Регулярно с разрешения ЦК КПСС органами госбезопасности принимались меры по конфискации корреспонденции, посылок и материальной помощи, направляемых из-за рубежа лицам или организациям, которые квалифицировались КГБ как «враждебные». К примеру, ежегодно КГБ занимался конфискацией посылок с мацой, направляемых еврейскими общинами из-за границы советским евреям к празднику Песах.

По инициативе Отдела пропаганды ЦК КПСС и КГБ СССР в 1983 году в СССР был создан Антисионистский комитет советской общественности, который под руководством секретариата ЦК КПСС и органов госбезопасности занимался пропагандистской и издательской деятельностью.[источник не указан 1310 дней]

«Идеологические операции» КГБ

Особое место в арсенале средств борьбы КГБ с враждебной существовавшему в СССР политическому режиму идеологией и её носителями занимали подготовка и формирование общественного мнения посредством печати, кино, театра, телевидения и радио. В 1978 году была учреждена специальная премия КГБ СССР в области литературы и искусства, которой награждались писатели и актёры, чьи работы реализовали идеологические замыслы руководства органов госбезопасности или освещали деятельность сотрудников комитета в соответствии с официальной точкой зрения руководства КГБ и ЦК КПСС. Благодаря этой политике появились такие фильмы как «Семнадцать мгновений весны», «Вариант „Омега“», «Щит и меч», «Государственная граница», «ТАСС уполномочен заявить…»

Обложка книги «ЦРУ против СССР», написанной по заказу КГБ СССР

По мнению некоторых исследователей, КГБ осуществлял вербовку отдельных деятелей культуры, литературы и науки в СССР и за рубежом для проведения целенаправленных акций, называемых «идеологическими операциями»[25]. Так эти исследователи предполагают, что в 1970-х годах органами госбезопасности был завербован советский историк-американист, доктор исторических наук Н. Н. Яковлев[источник не указан 1310 дней]. для написания по заказу КГБ ряда книг — в частности, «1 августа 1914» и «ЦРУ против СССР» — претендовавших на серьёзные научные исследования в области истории на основе материалов, предоставленных писателю начальником 5-го управления КГБ генералом Ф. Д. Бобковым. Многие из этих материалов являлись фабрикацией[26]. В изданных миллионными тиражами книгах Яковлева излагалась позиция идеологических и карательных учреждений СССР, в негативном свете представлялись американская разведка и советские диссиденты, которые изображались «отщепенцами», «врагами народа», «двуличными, безнравственными типами, действующими по указанию западных спецслужб». Так, писатель А. И. Солженицын представлялся как «верный слуга ЦРУ» и «идеолог фашизма», правозащитник В. К. Буковский — «матёрый преступник» и т. п.[27] Аналогичная литература в соавторстве с 5-м управлением КГБ выпускалась авторами Н. Решетовской, Н. Виткевичем, Т. Ржезачем.

Сфера проведения «идеологических операций» КГБ не ограничивалась пределами Советского Союза. Во второй половине 1970-х годов КГБ совместно с кубинской спецслужбой ДГИ была проведена многолетняя операция «Тукан», направленная на дискредитацию правительства Аугусто Пиночета в Чили. В ходе операции в западных средствах массовой информации (в частности, в американской газете New York Times) были опубликованы десятки статей, негативно освещающих преследование политических противников режимом Пиночета и обеляющих ситуацию с соблюдением прав человека на Кубе. В публикациях использовались документы, предоставленные КГБ[28]. В Индии, где резидентура КГБ была крупнейшей за пределами СССР в 1970—80-е годы, советские спецслужбы «подкармливали» десять газет и одно информационное агентство. Резидент КГБ в Индии Л. В. Шебаршин, впоследствии ставший главой Первого главного управления КГБ, в своих воспоминаниях писал: «Рука ЦРУ ощущалась и в публикациях некоторых индийских газет. Мы, разумеется, платили той же монетой»[29]. На поддержку партии Индиры Ганди и антиамериканскую пропаганду в Индии комитетом было потрачено свыше десяти миллионов американских долларов. Чтобы убедить индийское правительство в происках США, КГБ фабриковал фальшивки под видом документов ЦРУ. Согласно отчётам советской резидентуры в Индии, в 1972 году для публикации в индийской печати из средств КГБ было профинансировано около четырёх тысяч угодных советским органам госбезопасности статей; в 1975 году эта цифра выросла до пяти тысяч[30].

Развивающиеся страны

В условиях усиления политического, военного и идеологического противостояния сверхдержав в 1970-80-е годы, КГБ предпринимал активные усилия по расширению сферы влияния Советского Союза в странах «третьего мира» — в Латинской Америке, Африке, Центральной и Юго-Восточной Азии.

КГБ играл ключевую роль в Афганской войне[29][31][32][33], где были задействованы находившиеся в подчинении КГБ пограничные войска, подразделения внешней разведки КГБ, а также ресурсы органов госбезопасности для ведения психологической войны. Протоколы заседаний Политбюро ЦК КПСС свидетельствуют, что весной 1979 года глава КГБ Ю. В. Андропов выступал против вторжения советских войск в Афганистан и высказывался о недопустимости для СССР «удержать революцию в Афганистане только с помощью своих штыков»[34]. Однако историки затрудняются с достоверностью установить фактическую причастность руководства КГБ к развязыванию войны — предполагается, что по личному распоряжению Андропова были уничтожены все секретные документы КГБ, освещающие процесс принятия решения о свержении X. Амина, создании дружественного Советскому Союзу правительства во главе с Б. Кармалем и о начале военных операций в Афганистане. В ходе войны советники КГБ обучали сотрудников афганской службы государственной информации (позже преобразованной в министерство государственной безопасности Афганистана), помогали афганским коллегам разрабатывать и проводить оперативные мероприятия, участвовали в налаживании переговоров между афганскими властями и вооружёнными формированиями оппозиции, в частности, с полевым командиром Ахмад-шахом Масудом.[29]

Европа и Северная Америка

В 1978 году болгарскими спецслужбами был убит в Лондоне болгарский писатель и диссидент Георгий Марков. Физическое устранение болгарского диссидента было осуществлено с помощью укола зонтиком, на котором находились крошечные гранулырицина — яда, изготовленного в 12-й лаборатории КГБ и предоставленного болгарским коллегам для проведения операции[35]. За десять дней до убийства Маркова в Париже произошло аналогичное покушение на другого болгарского диссидента —Владимира Костова. У Костова внезапно поднялась температура и упало давление, но он не придал этому значения. Узнав о смерти Маркова, Костов обратился к врачу, который сделал рентгеновский снимок и обнаружил в мышце спины небольшой металлический объект, оказавшийся капсулой, в которой английские специалисты нашли следы рицина. Это происшествие вызвало повторное обследование тела Маркова, в котором была обнаружена такая же капсула.

В 1981 году КГБ совместно с ГРУ была начата операция «ВРЯН» — внезапное ракетное-ядерное нападение — наиболее крупная и сложная в советской истории операция по сбору разведывательной информации с целью выявления намерения США и их союзников по НАТО применить ядерное оружие против Советского Союза. Операция ВРЯН активно проводилась при жизни её инициатора Ю. В. Андропова и после его смерти была продолжена советской разведкой в качестве «постоянно действующего задания» (ПДЗ) до полной отмены в конце ноября 1991 года[36].

Крупным успехом советской разведки была вербовка в первой половине 1980-х сотрудника советского и восточно-европейского отделения ЦРУ О. Эймса. За каждую передачу сведений об агентурной сети ЦРУ в СССР и его союзников, Эймс получал от сотрудников советского посольства в Вашингтоне суммы от 20 до 50 тыс. долларов. Используя полученную информацию, начиная с 1985 года КГБ в сотрудничестве с другими спецслужбами стран Варшавского договора приступил к обезвреживанию американской агентуры, в результате чего многие из действовавших на территории СССР и Восточной Европы агентов были арестованы и казнены. Нетипичная для контрразведовательной деятельности практика немедленной ликвидации зарубежной агентуры диктовалась решением высшего политического руководства СССР[37]. Успешные усилия КГБ по дезинформации ЦРУ завели расследование по выявлению советского агента в тупик, в результате чего в 1990 году ЦРУ практически прекратило вербовку новых агентов из-за отсутствия возможности их защиты от раскрытия. Деятельность Эймса в пользу советской и позднее российской разведки успешно продолжалась до конца 1993 года, когда Советский Союз уже прекратил существование.

1990-е годы

Пересмотр принципов деятельности

Изменения в обществе и системе государственного управления СССР, вызванные процессами перестройки и гласности, привели к необходимости пересмотра основ и принципов деятельности органов государственной безопасности. В марте 1990 года была отменена статья 6 Конституции СССР, которая закрепляла руководящую и направляющую роль Коммунистической партии Советского Союза в политической системе СССР. Это вызвало в партийных ячейках центрального аппарата КГБ дискуссию о «департизации» органов государственной безопасности. Руководство и партийный комитет КГБ были категорически против ликвидации партийных организаций в системе органов госбезопасности, в то время как руководители некоторых низовых партийных ячеек КГБ, в частности, секретарь парткома Первого главного управления КГБ, высказывались в пользу департизации.[29] Конец дискуссии был положен 16 мая 1991 года с принятием закона СССР «Об органах государственной безопасности в СССР»; закон определил положение КГБ СССР в системе органов государственного управления, правовую основу деятельности органов безопасности, их полномочия, права и обязанности, а также установил обязанность работников органов государственной безопасности в своей служебной деятельности руководствоваться требованиями законов и их право не подчиняться решениям любых политических партий и движений, включая КПСС.[38]

Последующий новый этап взаимоотношений с Западом повлек за собой переоценку целей и задач деятельности КГБ на международной арене, в частности, отказ от понятий и терминологии холодной войны и рассмотрения Соединённых Штатов Америки в качестве главного противника СССР ввиду новых исторических реалий (неудачного исхода войны) и последовавшего вскоре переустройства мира (однополярный мир).

Реорганизация и упразднение

В ночь с 21 на 22 августа 1991 года председатель КГБ СССР В. А. Крючков был арестован за активное участие в создании и деятельности Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП), который предпринял попытку остановить распад СССР. За содействие ГКЧП были возбуждены уголовные дела в отношении заместителей председателя КГБ Г. Е. Агеева и В. А. Пономарева, начальника ВГУ В. Ф. Грушко, начальника службы охраны Ю. С. Плеханова и его и заместителя В. В. Генералова, начальника УКГБ по Москве и Московской области В. М. Прилукова. Участие руководителей КГБ в создании и содействии ГКЧП и провал его выступления положили начало крупнейшей в истории советских органов госбезопасности реорганизации. 21 августа Управление КГБ СССР по Москве и Московской области подчинено КГБ РСФСР. Утверждённый 29 августа 1991 года на должность председателя КГБ СССР В. В. Бакатин видел свою задачу в том, чтобы превратить КГБ из организации, являвшейся «„щитом и мечом“ партии» и «партийной охранкой», в современную спецслужбу, приспособленную для работы в рамках «нетоталитарного государства»[39]. 28 августа указом президента СССР была образована государственная комиссия для расследования деятельности органов государственной безопасности, которую возглавил народный депутат РСФСР С. В. Степашин. Инспекторскому управлению КГБ СССР была поручена работа по проверке различных аспектов деятельности КГБ с целью выявления нарушений конституции страны и решенийКомитета конституционного надзора СССР. Под руководством В. В. Бакатина за несколько месяцев 1991 года были осуществлены следующие мероприятия по реформированию и реорганизации советских органов государственной безопасности:

  • август 1991 — Отдел правительственной связи, 8-е главное управление (правительственная связь и криптография) и 16-е управление (радиоэлектронная разведка и криптография) выведены из состава КГБ СССР и объединены в Комитет правительственной связи СССР, который стал подчиняться непосредственно президенту СССР[40].
  • август-сентябрь 1991 — Министерству обороны СССР были возвращены отдельные подразделения войск, ранее переданные КГБ[40].
  • сентябрь 1991 года — 9-е управление КГБ СССР (служба охраны руководителей КПСС и СССР) преобразовано в управление охраны при аппарате президента СССР[40].
  • 4 сентября 1991 — Упразднен 4-й отдел управления «3», который осуществлял слежку за религиозными организациями[41].
  • 5 сентября 1991 — Органы государственной безопасности большинства субъектов РСФСР, ранее находившиеся в прямом подчинении КГБ СССР, переданы в ведение КГБ РСФСР.
  • сентябрь 1991 — Упразднено управление по защите советского конституционного строя КГБ СССР (управление «3», бывшее 5-е управление), чем по словам В. В. Бакатина был положен конец «слежке или политическому сыску и надзору по политическим мотивам»[41].
  • 9 октября 1991 — Установлен запрет на использование оперативно-технических средств для получения информации, не относящейся к компетенции органов госбезопасности и не связанной с выявлением фактических обстоятельств по конкретному делу оперативного учета и делам, касающимся пресечения разведывательной деятельности иностранных спецслужб и уголовных преступлений, борьба с которыми относилась к ведению органов госбезопасности, включая терроризм, наркобизнес, хищения в особо крупных размерах, коррупцию, контрабанду и незаконные валютно-банковские операции[41].
  • 9 октября 1991 — Отменены ведомственные инструкции, запрещавшие проведение оперативно-технических мероприятий в отношении лиц, занимавших руководящие посты в КПСС и государственных органах. Вместе с тем сотрудникам КГБ СССР было предписано строго соблюдать неприкосновенность депутатов, судей и народных заседателей[41].
  • 22 октября 1991 года согласно постановлению не предусмотренного союзной Конституцией Государственного Совета Комитет государственной безопасности СССР упразднялся, а на его базе создавались: Центральная служба разведки СССР,Межреспубликанская служба безопасности и Комитет по охране государственной границы СССР[42].
  • 1 ноября 1991 — 7-е управление, 12-й отдел, следственный изолятор и ряд служб оперативно-технического управления КГБ СССР переданы в ведение КГБ РСФСР.

К концу 1991 года Комитет государственной безопасности СССР прекратил своё существование. Официальной датой упразднения КГБ СССР считается 3 декабря 1991 года — дата принятия не предусмотренным Конституцией СССР Советом Республик Верховного Совета СССР закона № 124-Н «О реорганизации органов государственной безопасности», на основании которого ликвидация КГБ как органа государственного управления была узаконена[43]. Согласно п. 2 ст. 113 Конституции СССР принятие решения об упразднении КГБ находилось в компетенции всего Верховного Совета СССР, а не только одной из его палат (тем более, не предусмотренной Основным Законом СССР)[44]. Верховный Совет СССР до прекращения существования СССР 26 декабря 1991 года не изъял упоминание о КГБ из Закона СССР от 16.05.1991 N 2159-I «Об органах государственной безопасности в СССР»[45].

Правовая основа деятельности и подчинённость

Удостоверение младшего офицера КГБ СССР, дающее право хранения и ношенияогнестрельного оружия

КПСС.png
Emblem USSR 1.svg

В отличие от других органов государственного управления СССР, Комитет государственной безопасности был партийно-государственным учреждением[46] — по своему юридическому статусу КГБ являлся органом государственного управления и, в то же время, находился в непосредственном подчинении высших органов коммунистической партии — Центрального комитета КПСС и его Политбюро. Последнее было закреплено в положении о КГБ, что с юридической точки зрения обусловило «сращивание КПСС и органов государственной безопасности» и сделало КГБ «вооружённой силой партии, физически и политически охранявшей власть КПСС, позволявшей партии осуществлять эффективный и жёсткий контроль над обществом».[47]

До принятия в 1991 году закона об органах государственной безопасности СССР, деятельность КГБ регулировалась положением о КГБ и постановлениями ЦК КПСС и Правительства СССР. В дополнение к этим документам, самими органами безопасности за время их существования было выпущено свыше трёх тысяч подзаконных ведомственных актов[48]. К началу 1991 года общее количество нормативных актов, регламентировавших деятельность КГБ, составляло свыше пяти тысяч документов различного уровня[49] Однако этот массив документов, по признанию самого руководства КГБ, не был органически увязан с общесоюзным законодательством и отсутствовало полное соответствие и строгая подчинённость союзным законам правовых норм, которыми руководствовался Комитет государственной безопасности и его местные органы[48].

Положение о КГБ

«Положение о Комитете государственной безопасности при Совете Министров СССР и его органах на местах», которому был присвоен максимальный уровень секретности, было основным документом, регламентировавшим деятельность КГБ. Проект положения, в разработке которого участвовало высшее руководство самого КГБ[49], был утверждён Президиумом ЦК КПСС 9 января 1959 года. После введения в действие постановлением Совета Министров СССР, положение о КГБ сохраняло силу на протяжении более 30 лет практически в неизменном виде до момента принятия в мае 1991 года Закона СССР «Об органах государственной безопасности в СССР»[38]. Согласно этому положению, Комитет государственной безопасности провозглашался «политическим органом», осуществляющим мероприятияЦентрального Комитета КПСС и Правительства СССР «по защите социалистического государства от посягательств со стороны внешних и внутренних врагов, а также по охране государственной границы СССР». При этом непосредственное руководство и контроль КГБ являлись прерогативой Центрального Комитета КПСС, в то время как Совету Министров отводилась более скромная управленческая роль: заслушивание отчётов о деятельности КГБ, назначение заместителей его председателя, утверждение структуры и штатной численности комитета, утверждение членов коллегии — всё по согласованию с ЦК КПСС.

«Комитет государственной безопасности работает под непосредственным руководством и контролем Центрального Комитета КПСС.»

Положение о Комитете государственной безопасности при Совете Министров СССР

В отличие от своего центрального органа, которому было предписано регулярно отчитываться о своей деятельности перед ЦК КПСС и Правительством СССР, республиканские и местные органы государственной безопасности не были подотчётны никому, кроме самого КГБ и соответствующих партийных органов на местах.[50]

Помимо осуществления традиционных для спецслужб функций (в частности, охраны государственной границы, внешней разведывательной и контрразведывательной деятельности, борьбы с терроризмом и проч.), Комитет государственной безопасности СССР имел право под надзором органов прокуратуры вести следствие по делам о государственных преступлениях, однако мог без санкции прокурора производить обыски, задержания и аресты лиц, изобличённых или подозреваемых в деятельности, направленной против советского строя и коммунистической партии.[50]

Закон об органах государственной безопасности

Попытка вывести Комитет государственной безопасности из-под контроля коммунистической партии и целиком подчинить его деятельность органам государственной власти и управления была предпринята в последний год существования Советского Союза. 16 мая 1991 года был принят Закон СССР «Об органах государственной безопасности в СССР», согласно которому контроль за деятельностью КГБ СССР стал осуществляться законодательным органом страны, главой государства и советским правительством, в то время как республиканские органы государственной безопасности республик стали подотчётны высшим органам государственной власти и управления соответствующих республик, а также самому КГБ СССР.

«Правовую основу деятельности органов государственной безопасности составляют Конституция СССР, конституции республик, настоящий Закон и другие законодательные акты Союза ССР и республик, акты Президента СССР, постановления и распоряжения Кабинета Министров СССР и правительств республик, а также издаваемые в соответствии с ними акты Комитета государственной безопасности СССР и органов государственной безопасности республик.
Работники органов государственной безопасности в своей служебной деятельности руководствуются требованиями законов и не связаны решениями политических партий и массовых общественных движений, преследующих политические цели.»

— ст. 7, п. 16 закона СССР «Об органах государственной безопасности в СССР»

Вместе с тем, за органами госбезопасности были сохранены полицейские функции — им было разрешено проводить дознание и предварительное следствие по делам о преступлениях, расследование которых было отнесено законом к ведению органов государственной безопасности; осуществлять без санкции прокурора контроль почтовых отправлений и прослушивание телефонных переговоров; осуществлять без санкции прокурора аресты и содержать под стражей лиц, задержанных органами госбезопасности по подозрению в совершении преступлений[38].

Принятию закона об органах государственной безопасности предшествовала и последовала дискуссия противников и сторонников реформирования КГБ. За принятие закона выступали С. Ахромеев, Ю. Голик, И. Лаптев, Р. Медведев, В. Ярин и другие. По мнению сторонников закон позволял регламентировать деятельность органов государственной безопасности; поставить её под контроль объединений граждан и средств массовой информации; а также «отмести всякого рода домыслы, которые существуют вокруг КГБ». Против принятия законопроекта выступили депутаты О. Калмыков и А. Собчак. Последний считал законопроект слишком абстрактным. Журналист газеты «Известия» Ю. Феофанов назвал проект закона «густым набором прав без четкой ответственности». Правозащитник Ю. Орлов заявил о том, что принятие нового закона об органах государственной безопасности «подтверждает, что КГБ стоит твердо на прежних сталинских позициях и в этом законе легализовано вмешательство во все решительно дела граждан»[51]. По мнению последнего председателя КГБ СССР В. В. Бакатина, закон о КГБ являлся «осколком прошлого» и «формально и фактически не действовал» с момента принятия закона до реорганизации органов госбезопасности в октябре 1991 года[41].

Постановлением Верховного Совета СССР от 16 мая 1991 года № 2160-I «О введении в действие Закона СССР „Об органах государственной безопасности в СССР“» была также предусмотрена разработка и утверждение до 1 января 1992 года нового положения о Комитете государственной безопасности СССР взамен положения 1959 года[52]. После реорганизации КГБ СССР в три независимых друг от друга учреждения в октябре 1991 года, действие закона было приостановлено[источник не указан 562 дня]. Предполагалось разработать и принять отдельные законы для регулирования новых органов безопасности. Однако новые документы приняты не были — 26 декабря 1991 года Советский Союз прекратил своё существование.

Взаимоотношения КГБ и КПСС

Несмотря на то, что формально Комитет государственной безопасности был наделён правами союзно-республиканского министерства и осуществлял свою деятельность под эгидой Совета Министров СССР — вначале в качестве ведомства при правительстве, а затем в качестве центрального органа государственного управления — фактическое руководство КГБ осуществлялось высшими органами коммунистической партии Советского Союза в лице секретариата ЦК КПСС и Политбюро. Председатель КГБ по должности входил в Политбюро. С момента своего образования вплоть до 16 мая 1991 года — за полгода до упразднения — КГБ фактически был выведен из-под контроля советского правительства.[47] Отдельные аспекты деятельности КГБ — в частности, подчинённость партии, борьба с инакомыслием, освобождение от следования отдельным нормам уголовно-процессуального права — наделяли профильные подразделения КГБ характерными признаками тайной полиции[источник не указан 1310 дней].

Партийный контроль

Значок 70 лет КомсомолуКГБ

Вмешательство коммунистической партии в деятельность органов государственной власти и управления было обыденным явлением в Советском Союзе. Вместе с тем, ни один из государственных органов СССР не подвергался такой же степени вмешательства в свою деятельность со стороны КПСС, как органы безопасности, являвшиеся инструментом защиты интересов коммунистической партии. Показательно, что в официальном девизе КГБ того времени «Верность партии — Верность Родине», означал что служение партии это служение Советской Родине. Все сотрудники КГБ были обязаны с ранних лет быть членами комсомола ВЛКСМ и коммунистической партии Советского Союза[источник не указан 1310 дней].

«Политбюро руководило Комитетом госбезопасности не через партийную организацию, а напрямую — через председателя КГБ и одного-двух его заместителей».

Шебаршин, Л.В. Рука Москвы: записки начальника советской разведки. — М.: Центр-100, 1992.

Анализ положения о КГБ, партийных документов и материалов органов госбезопасности, проведённый Комиссией Президиума Верховного Совета Российской Федерации в 1992 году, пролил свет на степень контроля КГБ со стороны правящей партии. В частности, было установлено, что в отношении органов государственной безопасности Советского Союза руководящие органы КПСС осуществляли следующие функции:[47]

  • определяли статус органов госбезопасности и осуществляли регулирование их деятельности;
  • определяли основные задачи органов госбезопасности и конкретные направления их деятельности;
  • устанавливали общую структуру органов госбезопасности;
  • формулировали цели, определяли субъектов и предписывали методы борьбы с ними, исходя из текущей политической ситуации, что влекло за собой «широкомасштабные репрессивные мероприятия»;
  • утверждали организационную структуру и штаты органов госбезопасности, контролируя структурные преобразования и изменения штатной численности на всех уровнях — от главных управлений центрального аппарата до районных отделов КГБ;
  • утверждали или одобряли основные внутренние нормативные акты органов госбезопасности — приказы, решения коллегии, положения и инструкции;
  • формировали руководящий состав органов госбезопасности, в частности, утверждение председателя КГБ и его заместителей, а также руководящих работников органов госбезопасности, входящих в номенклатуру ЦК КПСС или местных партийных органов;
  • определяли кадровую политику органов безопасности;
  • получали отчёты о деятельности органов госбезопасности в целом и по отдельным его структурам и направлениям деятельности, при этом отчётность носила обязательный и периодический характер (за месяц, год, пятилетку);
  • контролировали конкретные мероприятия или комплексы мероприятий органов госбезопасности и санкционировали наиболее важные из них по широкому диапазону вопросов.

Центральный комитет КПСС имел право наложения запрета на публикацию приказов председателя КГБ, которые затрагивали важные, с точки зрения руководства партии, вопросы агентурно-оперативной и следственной работы, что противоречило статьям 10, 12 и 13 Положения о прокурорском надзоре в СССР 1955 года, которые предусматривали прокурорский контроль соответствия нормативных актов, издаваемых ведомствами, Конституции и законам СССР, союзных и автономных республик, постановлениям союзного и республиканских правительств.

В рамках правоохранительной деятельности КГБ, органам безопасности запрещалось собирать компрометирующие материалы на представителей партийной, советской и профсоюзной номенклатуры, что вывело из-под контроля правоохранительных органов лиц, обладавших распорядительными, контролирующими и хозяйственными полномочиями, и положило начало зарождению в их среде организованной преступности.[53]

В функции органов госбезопасности неизменно входили охрана и обслуживание высших руководителей партии (в том числе во время их нахождения на отдыхе), обеспечение безопасности крупных партийных мероприятий (съездов, пленумов, совещаний), обеспечение высших партийных органов техническими средствами и шифросвязью. Для этого в структурах КГБ существовали специальные подразделения, работа и инвентарь которых оплачивались из государственного, а не из партийного бюджета. Согласно положению о КГБ, на него также возлагалась охрана руководителей советского правительства. В то же время, анализ приказов КГБ показывает тенденцию к передаче охранных и обслуживающих функций по отношению к собственно государственным структурам в ведение органов внутренних дел, являющаяся свидетельством того, что охрана и обслуживание партийных деятелей и объектов были для КГБ приоритетными. В ряде приказов по охранным и обслуживающим мероприятиям упоминаются только руководители партии. В частности, на КГБ было возложено обеспечение безопасности и обслуживания членов Политбюро, кандидатов в члены Политбюро и секретарей ЦК КПСС, а также, в соответствии с решениями ЦК КПСС, государственных и политических деятелей зарубежных стран во время их пребывания в СССР. К примеру, КГБ осуществлял охрану и обслуживание постоянно проживавшего в Москве Б. Кармаля после его отстранения в 1986 году от должности генерального секретаря ЦК Народно-демократической партии Афганистана.

Кадровая интеграция

Г. А. Алиев, председатель КГБ Азербайджанской ССР (1967—1969), Первый секретарь ЦК Компартии Азербайджанской ССР {1969—1982}

Подбор людей на работу в органы безопасности и в учебные заведения КГБ — так называемые «партнаборы» из числа рядовых коммунистов, работников партийного аппарата, комсомольских и советских органов — проводились систематически под тщательным контролем ЦК КПСС. Наиболее важные направления деятельности КГБ укреплялись, как правило, партийными функционерами — инструкторами отделов ЦК республиканских компартий, заведующими и заместителями заведующих отделами обкомов, секретарями горкомов и райкомов партии. Партийными органами разных уровней постоянно проводились кадровые инспекции аппарата и учебных заведений КГБ, результаты которых закреплялись решениями руководства КГБ. Но не редкостью было и обратное — выдвижение кадров КГБ на руководящую работу в партийных органах. Так, например, бывший председатель КГБ Азербайджана Г. А. Алиев стал первым секретарём ЦК КП Азербайджана, в Латвии руководитель республиканского КГБ Б. К. Пуго стал руководителем республиканской коммунистической партии, не говоря уже о самом председателе КГБ СССР Ю.В. Андропове, ставшем в 1982 году секретарём, а затем и Генеральным секретарём ЦК КПСС. Практиковались кадровые перемещения с неоднократными переходами с партийной работы в КГБ и обратно. К примеру, в апреле 1968 года референт отдела ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран П. П. Лаптев был направлен на работу в КГБ, где сразу же получил звание полковника. Возглавляя в 19711979 годы секретариат КГБ, Лаптев дослужился до звания генерала. В 1979 году опять перешёл на работу в ЦК КПСС, став помощником члена Политбюро ЦК Андропова. С 1982 по 1984 годы он был помощником секретаря, затем — Генерального секретаря ЦК КПСС, а в 1984 опять вернулся на работу в КГБ. В июне 1985 Лаптев назначен первым заместителем, а в мае 1991 года — заведующим Общим отделом ЦК КПСС.

Руководящие работники органов госбезопасности входили в номенклатуру ЦК КПСС и местных партийных органов и их назначение и перемещение с одной должности на другую производилось по решению соответствующего партийного органа. Так, кандидатура председателя КГБ сначала проходила утверждение в ЦК КПСС и только после этого председатель назначался на должность Президиумом Верховного Совета СССР, в то время как назначение заместителей председателя осуществлялось Советом Министров Союза ССР только после утверждения кандидатуры в ЦК КПСС.

Бытовало и совмещение постов в партии и в КГБ: председатели КГБ СССР Андропов, Чебриков, Крючков являлись в разное время членам Политбюро ЦК КПСС. Руководители территориальных органов КГБ, как правило, являлись членами, или кандидатами в члены, бюро соответствующих обкомов, крайкомов и ЦК компартий республик. То же практиковалось и на уровне горкомов и райкомов, в бюро которых также почти обязательно включались представители органов госбезопасности. В административных отделах партийных комитетов действовали подразделения, курирующие органы госбезопасности. Зачастую эти подразделения комплектовались кадровыми работниками КГБ, которые во время их работы в партийном аппарате продолжали числиться на службе в КГБ, находясь в так называемом «действующем резерве». К примеру, в 1989 году сектор проблем госбезопасности Государственно-правового отдела ЦК КПСС (преобразованный в 1988 году из сектора органов госбезопасности Отдела административных органов и просуществовавший под новым наименованием до августа 1991 года) возглавлял председатель КГБ Азербайджана генерал-майор И. И. Гореловский. Находившийся на партийной работе Гореловский был тем не менее представлен руководством КГБ к очередному званию генерал-лейтенанта летом 1990 года.

Информационный обмен

Для руководства коммунистической партии Советского Союза органы госбезопасности были основным источником информации, позволявшей контролировать структуры государственного управления и манипулировать общественным мнением, в то время как руководители и рядовые сотрудники органов государственной безопасности видели в лице КПСС, по крайней мере до конца 1980-х годов, «краеугольный камень» советского строя и его направляющую и руководящую силу[29].

Помимо так называемых «постановочных» вопросов, требующих решения или согласия ЦК КПСС, из органов госбезопасности в партийные органы шла регулярная информация как обзорного, так и конкретного характера. Сводки по оперативной обстановке в стране, сводки о состоянии на границе и в приграничных зонах СССР, политические сводки, сводки о международном положении, обзоры зарубежной прессы, теле и радиовещания, сводки отзывов населения о тех или иных событиях или мероприятиях коммунистической партии и советского правительства и прочая информация поступала в партийные органы с различной периодичностью и, в разные периоды деятельности КГБ, в разном ассортименте в зависимости от текущих потребностей партийного аппарата и его руководства. Помимо сводок, в ЦК и местные парторганы поступала информация, касающаяся конкретных событий и людей. Эта информация могла быть рутинной, предназначенной для сведения, либо срочной, требующей безотлагательных решений со стороны партийных руководителей. Показательно, что органы госбезопасности направляли в ЦК как обработанную, так и необработанную, добытую оперативным путём иллюстративную информацию — материалы перлюстрации, негласных выемок документов, прослушивания помещений и телефонных разговоров, агентурные донесения. К примеру, в 1957 году от КГБ в ЦК КПСС поступали докладные записки на академика Л. Д. Ландау, включающие материалы прослушивания и донесения агентов; в 1987 году — записи беседы академика А. Д. Сахарова с американскими учёными Д. Стоуном и Ф. фон Хиппелем. В этом отношении КГБ являлся продолжателем практики предшествующих ему органов госбезопасности: в государственных архивах сохранились записи домашних разговоров генералов Гордова и Рыбальченко, направленных Сталину советскими спецслужбами в 1947 году. На протяжении своей деятельности КГБ продолжал пользоваться специальными информационными подразделениями, созданными ещё в первый период работы ОГПУ и чья деятельность продолжала регулироваться положениями, утверждёнными Ф. Э. Дзержинским.[47]

ЦК КПСС постоянно контролировал информационную работу в органах госбезопасности и требовал точности и объективности направляемых в партийные органы материалов, о чём свидетельствуют многочисленные постановления ЦК КПСС и приказы КГБ[54].

Военно-политические органы в войсках КГБ

Руководящие органы

Здание руководства КГБ на Лубянке в 1985 году

Председатель КГБ

Деятельностью Комитета государственной безопасности руководил его председатель.

Поскольку КГБ был изначально наделён правами министерства, назначение его председателя осуществлялось не правительством, а Президиумом Верховного Совета СССР по представлению председателя Совета Министров СССР. Такой же порядок назначения руководителя КГБ сохранился после того, как КГБ приобрёл статус государственного комитета в июле 1978 года. Вместе с тем, ни Верховный Совет, ни правительство СССР, в рамках которого действовал Комитет государственной безопасности, не имели реальной возможности влиять на кадровые вопросы КГБ. Перед назначением председателя КГБ, его кандидатура проходила обязательное утверждение в Центральном Комитете КПСС, под непосредственным контролем которого находился Комитет государственной безопасности. Все председатели КГБ (за исключением В. В. Федорчука, который занимал эту должность около семи месяцев) в силу своего членства в ЦК КПСС относились к номенклатуре высшего органа коммунистической партии и их назначение, перемещение с одной должности на другую или смещение с должности могло быть произведено только по решению ЦК КПСС. Такой же порядок применялся к заместителям председателя КГБ, которые могли быть назначены и отстранены от должности Советом Министров СССР только при условии получения разрешения ЦК КПСС[50].

Структурные подразделения КГБ

Главные управления
Наименование Область деятельности / Подразделения Руководители Примечания
Первое главное управление
  • Внешняя разведка
    • Управление «К» — контрразведка
    • Управление «С» — нелегалы
    • Управление «Т» — научно-техническая разведка
    • Управление «РТ» — операции на территории СССР
    • Управление «ОТ» — оперативно-техническое
    • Управление «И» — компьютерная служба
    • Управление разведывательной информации (анализ и оценка)
    • Служба «А» — тайные операции, дезинформация (т. н. «активные мероприятия»)
    • Служба «Р» — радиосвязь
    • Служба электронной разведки — радиоперехват
Второе главное управление
Третье главное управление Управление в 1960—1982
Восьмое главное управление
Главное управление пограничных войск (ГУПВ)
  • Охрана государственной границы (1954—1991)
Управления
Наименование Область деятельности / Подразделения Руководители Примечания
Третье управление
(Особый отдел)
Устинов, Иван Лаврентьевич (1970—1974) Главное управление в 1954—1960 и 1982—1991
Четвёртое управление
  • Борьба с антисоветскими элементами (1954—1960)
  • Безопасность на транспорте (1981—1991)
Пятое управление
(«Пятка»)
  • Экономическая безопасность (1954—1960)
  • Борьба с идеологическими диверсиями, антисоветскими и религиозно-сектантскими элементами (1967 — 29 августа 1989)
Шестое управление Щербак, Фёдор Алексеевич (1982—1989)
Седьмое управление
(«Наружка»)
Девятое управление Захаров, Николай Степанович (1958—1961)
Десятое управление
Четырнадцатое управление
  • Медицина/здравоохранение
Пятнадцатое главное управление
  •  ? (1969—1974)
  • Охрана объектов специального назначения (1974—1991)
  • Строительство и эксплуатация резервных объектов (бункеров для руководства государства на случай ядерной войны)
Шестнадцатое управление
Управление «З» Преемник Пятого управления КГБ СССР.
Управление «СЧ»
  • Руководство специальными частями войск КГБ (10 апреля 1991 — август 1991)[55]
И. П. Коленчук
Оперативно-техническое управление (ОТУ)
Управление строительства военных объектов
Управление кадров
Хозяйственное управление (ХОЗУ) Гурьянов, Владимир Кузьмич
Отделы и службы
Наименование Область деятельности / Подразделения Руководители Примечания
Следственный отдел
Отдел правительственной связи (ОПС)
Шестой отдел
Одиннадцатый отдел
Двенадцатый отдел
Секретариат
Группа при председателе КГБ
Инспекция при председателе КГБ
Группа консультантов при председателе КГБ
Учётно-архивный отдел (УАО)
Финансово-плановый отдел
Мобилизационный отдел
Центр общественных связей (ЦОС)

В. Т. Медведев (слева), генерал-майорКГБ, личный телохранитель и начальник охраны Генеральных секретарей ЦК КПСС Л. И. Брежнева и М.C. Горбачёва

Вооружённые формирования КГБ

Войска КГБ

  • войска правительственной связи
  • части радиоразведки 8-го главного управления (с 1973 года подчинены 16-му управлению КГБ)
  • военно-строительные части управления строительства военных объектов (15 инженерно-строительных частей)

Пограничные войска КГБ СССР

Формирования Пограничных войск, без учёта частей и соединений, переданных из МО СССР, по состоянию на 1991 год включали[56]:

В связи с осложнением ситуации в Закавказье в конце 1980-х годов, с января 1990 года от Советской армии были временно переподчинены два соединения, которые занимались усилением пограничных отрядов выполняющих задачу по охранеГосударственной границы СССР с Турцией и Ираном:

Специальные части КГБ

Республиканские органы безопасности

 РСФСР Комитет государственной безопасности РСФСР
Flag of Ukrainian SSR.svg Украинская ССР Комитет государственной безопасности Украинской ССР
Flag of Byelorussian SSR.svg Белорусская ССР Комитет государственной безопасности Белорусской ССР
Flag of the Uzbek SSR.svg Узбекская ССР Комитет государственной безопасности Узбекской ССР
Flag of the Kazakh SSR.svg Казахская ССР Комитет государственной безопасности Казахской ССР
Flag of Georgian SSR.svg Грузинская ССР Комитет государственной безопасности Грузинской ССР
Flag of the Azerbaijan Soviet Socialist Republic.svg Азербайджанская ССР Комитет государственной безопасности Азербайджанской ССР
Flag of Lithuanian SSR.svg Литовская ССР Комитет государственной безопасности Литовской ССР
Flag of Moldavian SSR.svg Молдавская ССР Комитет государственной безопасности Молдавской ССР
Flag of Latvian SSR.svg Латвийская ССР Комитет государственной безопасности Латвийской ССР
Flag of Kyrgyz SSR.svg Киргизская ССР Комитет государственной безопасности Киргизской ССР
Flag of Tajik SSR.svg Таджикская ССР Комитет государственной безопасности Таджикской ССР
Flag of Armenian SSR.svg Армянская ССР Комитет государственной безопасности Армянской ССР
Flag of the Turkmen SSR.svg Туркменская ССР Комитет государственной безопасности Туркменской ССР
Flag of the Estonian Soviet Socialist Republic.svg Эстонская ССР Комитет государственной безопасности Эстонской ССР

Учебные заведения КГБ

При КГБ действовали учебные заведения для подготовки кадров для органов госбезопасности СССР и спецслужб дружественных стран. Деятельность этих учебных заведений курировало управление учебных заведений КГБ.

Высшие учебные заведения
Училища и школы
Курсы и учебные центры
  • Высшие курсы подготовки оперативного состава КГБ, г. Свердловск
  • Высшие курсы подготовки руководящего и оперативного состава КГБ, г. Новосибирск
  • Курсы усовершенствования руководящего и оперативного состава КГБ, г. Алма-Ата — ныне Академия КНБ Республики Казахстан
  • Курсы усовершенствования офицерского состава (КУОС) при Высшей школе КГБ, г. Балашиха Московской области (1969—?)
  • Специальные курсы при Высшей школа КГБ СССР
  • Отдельный учебный центр («Вымпел») (19 августа 1981 — ?)

Численность органов КГБ

Из мемуаров последнего председателя КГБ СССР В. В. Бакатина стало известно, что в 1991 году численность сотрудников КГБ составляла около 480 000 человек, включая военизированные подразделения:

  • 220 000 человек — военнослужащие пограничных войск КГБ СССР;
  • 50 000 человек — войска правительственной связи;
  • 7670 человек — мотострелковая дивизия и отдельная мотострелковая бригада (с января 1991 г.);
  • около 1 тыс. человек — подразделения СпН КГБ.

Как указал Бакатин, 180 000 сотрудников КГБ являлись офицерами, 90 000 сотрудников работали в республиканских КГБ. Оперативный состав насчитывал около 80 000 человек.

Агентурный аппарат КГБ СССР насчитывал около 260 000 негласных сотрудников, а всего по различным делам оперативного учёта проходили 10 008 человек. Аппарат агентуры состоял как из советских граждан, так и иностранцев (из отчёта «О деятельности КГБ при СМ СССР» за 1968 год).

Знаки отличия

Правопреемники

Союзный уровень

По решению Государственного Совета СССР от 22 октября 1991 года КГБ СССР был преобразован в три центральных органа государственного управления союзного уровня:

В дополнение, 1 ноября 1991 года 7-е управление, 12-й отдел, следственный изолятор и ряд служб оперативно-технического управления КГБ СССР были переданы в ведение КГБ РСФСР.

Реорганизованные союзные органы безопасности были подчинены Президенту СССР и прекратили существование в конце 1991 — начале 1992 года в связи с прекращением существования Советского Союза.

Республиканский уровень

В последний период своей деятельности КГБ СССР действовал в качестве государственного комитета, обладая полномочиями центрального союзно-республиканского органа государственного управления. В соответствии с советским законодательством он должен был управлять местными органами государственной безопасности не напрямую, а опосредованно, через юридически независимые от него профильные государственные комитеты и другие органы республик Союза ССР и автономных республик. На практике, на протяжении своего существования КГБ СССР действовал как общесоюзный орган, управляя республиканскими органами власти напрямую, что фактически лишало республиканские правительства реального контроля за деятельностью республиканских и местных органов государственной безопасности. Последние стали подотчётны высшим органам государственной власти и управления соответствующих республик Союза ССР начиная с мая 1991 года, когда был принят закон СССР «Об органах государственной безопасности в СССР». В РСФСР, в отличие от других союзных республик, в 1954-1955 и в 1965-1991 годах не было своего собственного, республиканского комитета государственной безопасности; КГБ СССР осуществлял деятельность на территории России напрямую. Комитет государственной безопасности РСФСР был воссоздан 5 мая 1991 года и получил в своё подчинение находившиеся на территории РСФСР местные органы госбезопасности в сентябре того же года, за два с небольшим месяца до упразднения КГБ СССР.

Следует подчеркнуть, что все республиканские органы государственной безопасности являлись самостоятельными юридически лицами, образованными республиканскими органами власти, и находились в двойном подчинении — союзному КГБ и соответствующему республиканскому высшему органу власти. С юридической точки зрения, республиканские спецслужбы не являются правопреемниками КГБ СССР. Исключение составляют случаи частичной правопреемственности в результате поглощения республиканскими спецслужбами отдельных учреждений, находившихся в прямом подчинении союзных спецслужб и которые к моменту заключения Беловежского соглашения находились на территории соответствующей союзной республики. В частности, Министерство безопасности и внутренних дел РСФСР, сформированное на базе Агентства федеральной безопасности РСФСР и МВД РСФСР, полностью поглотило Межреспубликанскую службу безопасности СССР, в то время какЦентральная служба разведки СССР перешла в юрисдикцию России путём её переименования в Службу внешней разведки России. В Казахстане, Высшее пограничное командное училище КГБ СССР имени Ф. Э. Дзержинского перешло в ведение республиканского комитета безопасности и позднее переименовано в Пограничную академию КНБ Республики Казахстан.

Спецслужбы союзных республик Союза ССР на момент упразднения КГБ СССР 3 декабря 1991 года
Субъект СССР Государственный орган в области безопасности
1 Flag of Azerbaijan.svg Азербайджанская Республика Министерство национальной безопасности Азербайджанской Республики[63]
2 Flag of Armenia.svg Республика Армения Комитет государственной безопасности Республики Армения[64]
3 Flag of Belarus (1918, 1991-1995).svg Республика Беларусь Комитет государственной безопасности Республики Беларусь[65]
4 Flag of Georgia (1918-1921).svg Грузия Министерство Государственной Безопасности Грузии
5 Flag of the Kazakh SSR.svg Казахская ССР Комитет государственной безопасности Казахской ССР[66]
6 Flag of Kyrgyz SSR.svg Республика Кыргызстан Государственный комитет национальной безопасности Республики Кыргызстан[67]
7 Flag of Latvia.svg Латвийская Республика нет[68]
8 Flag of Lithuania (1988-2004).svg Литовская Республика нет
9 Flag of Moldova.svg Республика Молдова Министерство национальной безопасности Республики Молдова[69]
10 Flag of Russia (1991-1993).svg Российская СФСР Агентство федеральной безопасности РСФСР[70]
11 Flag of Tajik SSR.svg Республика Таджикистан Министерство Безопасности республики Таджикистан
12 Flag of the Turkmen SSR.svg Туркменистан Министерство Национальной Безопасности Туркменской республики
13 Flag of Uzbekistan.svg Республика Узбекистан Служба национальной безопасности Республики Узбекистан[71]
14 Flag of Ukrainian SSR.svg Украина Служба национальной безопасности Украины[72]
15 Flag of Estonia.svg Эстонская Республика нет[73]
Включая бывшие союзные республики Союза ССР, объявившие независимость до даты упразднения КГБ СССР.
Приведены официальные наименования стран и флаги, действовавшие на 3 декабря 1991 года.

КГБ в искусстве и литературе

  • Диссидентом Владимиром Войновичем был написан сатирический романантиутопия под названием «Москва 2042» в котором он описывает вымышленную правящую Коммунистическую партию государственной безопасности (КПГБ) — образованную в результате заговора офицеров КГБ, недовольных реформами перестройки в СССР, которые взяли власть в свои руки объединив КГБ и КПСС в единый партийный Высший государственный орган.[74]
  • В ряде стран бывшего соцлагеря были созданы музеи КГБ, посвящённые деятельности самой могущественной и известной секретной службы мира. В частности, в Праге по инициативе частного сообщества группой «Чёрный дождь» был образован Музей КГБ в Праге, посвящённый деятельности советских спецслужб.[75]

Интересные факты

Министерство государственной безопасности СССР

Министерство государственной безопасности СССР (МГБ СССР) и Народный комиссариат государственной безопасности СССР (НКГБ СССР) — центральные органы государственной власти СССР, ведавшие вопросами государственной безопасности в феврале — июле 1941 г. и в 19431953 гг. Наряду с Министерством внутренних дел СССР, Министерство государственной безопасности СССР являлось союзно-республиканским министерством[1].

Впервые Народный комиссариат государственной безопасности СССР образован 3 февраля 1941 года путём разделения Народного комиссариата внутренних дел СССР (НКВД СССР) на два наркомата: НКГБ СССР, в ведение которого передавались подразделения, непосредственно занятые вопросами государственной безопасности (разведка, контрразведка, охрана правительства и т. д.), и НКВД СССР, в ведении которого оставались оперативные (внутренние), конвойные, пограничные войска, части и подразделения охраны тюрем и лагерей (ГУЛАГ), милиция, части местной противовоздушной обороны и пожарной охраны, а также ряд других. 1 марта внесено соответствующее изменение в Конституцию СССР[2]. Почти через месяц после начала войны — 20 июля 1941 года — НКГБ и НКВД были вновь объединены в НКВД СССР, аппарат НКГБ был реорганизован в Главное управление государственной безопасности НКВД СССР. Народным комиссаром государственной безопасности СССР в феврале — июле 1941 года был В. Н. Меркулов, до и после этого являвшийся первым замнаркома НКВД Л. П. Берия.

Повторное создание НКГБ СССР состоялось 14 апреля 1943 года решением Политбюро ЦК ВКП(б) П 40/91 на базе оперчекистских управлений и отделов НКВД. Его деятельность регламентировалась «Положением о Народном комиссариате государственной безопасности СССР», утверждённом постановлением СНК СССР №621-191сс от 2 июня 1943 г[3]. В качестве официальной причины воссоздания Наркомата госбезопасности в довоенном виде выступает объяснение: «в связи с изменившейся внешней обстановкой»[источник не указан 1163 дня]. При этом подлинные мотивы данного решения Сталина до сих пор неизвестны. В апреле 1943 года НКГБ СССР был образован путём выделения из НКВД СССР тех же подразделений, что и в феврале 1941 года. Наркомом государственной безопасности СССР вновь стал В. Н. Меркулов. Не изменился и спектр задач нового наркомата.

В июле 1945 года, несмотря на то что НКГБ являлся гражданским ведомством, специальные звания работников НКГБ были заменены воинскими званиями. Нарком В. Н. Меркулов, имевший звание комиссар государственной безопасности 1 ранга, сталгенералом армии, его первый заместитель Б. З. Кобулов — генерал-полковником, а заместитель по кадрам М. Г. Свинелуповгенерал-майором.

15 марта 1946 года согласно Закону СССР «О преобразовании Совета Народных Комиссаров СССР в Совет Министров СССР и Советов Народных Комиссаров союзных и автономных республик — в Советы Министров союзных и автономных республик» все народные комиссариаты были переименованы в министерства, соответственно Народный комиссариат государственной безопасности СССР стал Министерством государственной безопасности СССР, а приказом № 00107 от 22 марта 1946 годасоответствующим образом были переименованы и территориальные управления (УНКГБ превратились в УМГБ)[3].

4 мая 1946 года министром государственной безопасности стал начальник ГУКР «Смерш» В. С. Абакумов. С его приходом началось перетекание функций МВД СССР в ведение МГБ. В 1947—1952 годах из МВД в МГБ переданы внутренние войска, милиция, пограничные войска и другие подразделения (в составе МВД остались лагерные и строительные управления, пожарная охрана, конвойные войска, фельдъегерская связь).

С другой стороны, из ведения МГБ была изъята внешняя разведка. 30 мая 1947 года было принято решение о создании Комитета информации (КИ) при Совете Министров СССР во главе с В. М. Молотовым, который объединил внешнюю политическую ивоенную разведки. В феврале 1949 года КИ при СМ СССР был реорганизован в КИ при Министерстве иностранных дел СССР, в ведение МГБ была возвращена внешняя контрразведка в советских загранучреждениях. В ноябре 1951 года внешняя разведка целиком возвращена в МГБ.

31 декабря 1950 года в МГБ создана коллегия из 19 человек в составе министра, его заместителей и руководителей основных управлений.

4 июля 1951 года министр В. С. Абакумов был отстранён, а 11 июля — освобождён от должности решением ЦК ВКП(б) (12 июля арестован). 9 августа министром назначен С. Д. Игнатьев. Осенью 1951 года прошли массовые аресты руководящих работников МГБ (в том числе заместителей министра Питовранова, Селивановского и Королёва).

2 декабря 1951 года в связи с передачей разведывательных функций из Комитета информации при МИД СССР в Министерство государственной безопасности СССР приказом МГБ № 00796 в МГБ было вновь образовано Первое главное управление (ПГУ)[4].

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 августа 1952 года воинские звания сотрудников МГБ были отменены, а вместо них введены специальные звания госбезопасности.

В день смерти Сталина, 5 марта 1953 года на совместном заседании ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР принято решение об объединении МГБ и МВД в единое МВД СССР[3] под руководством Л. П. Берии. Через 10 дней были приняты соответствующие законодательные акты[5][6].

Впоследствии, весной 1954 года, из МВД СССР выделены органы государственной безопасности и образован Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР.

Задачи

На НКГБ СССР возлагалось ведение разведывательной работы за границей; борьба с подрывной, шпионской, диверсионной, террористической деятельностью иностранных разведок внутри СССР; оперативная разработка и ликвидация остатков антисоветских партий и контрреволюционных формирований среди различных слоев населения СССР, в системе промышленности, транспорта, связи, сельского хозяйства и прочее; охрана руководителей партии и правительства[7].

Согласно Военному энциклопедическому словарю под редакцией Маршала Советского Союза С. Ф. Ахромеева, на Министерство государственной безопасности СССР возлагались задачи охраны безопасности Советского государства от происков разведок империалистических стран[8].

Руководство НКГБ СССР в феврале — июле 1941 г

Руководство НКГБ — МГБ СССР в 1943—1953 гг

Министр государственной безопасности СССР (до 1946 г. — народный комиссар)

1-е заместители министра (до 1946 г. — наркома) государственной безопасности СССР

Заместитель министра государственной безопасности СССР по общим вопросам

Заместители министра (до 1946 г. — наркома) государственной безопасности СССР по кадрам

Заместители министра (до 1946 г. — наркома) государственной безопасности СССР

Главное управление государственной безопасности НКВД СССР

Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) — структурное подразделение НКВД СССР, образованное 10 июля 1934 года на базе ОГПУ.[1]

Основными задачами ГУГБ были: борьба с государственными преступлениями, в том числе с изменой Родине, шпионажем, контрреволюцией, терроризмом, диверсиями, вредительством; охрана гостайны; пресечение государственных преступлений; выполнение спецзаданий правительства СССР по обеспечению государственной безопасности и общественного порядка.[2]

В регионах задачи по обеспечению госбезопасности выполняли Управления государственной безопасности региональных управлений НКВД.

Впервые ГУГБ было ликвидировано в соответствии с решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 28 марта 1938 года. Затем в соответствии с решением Политбюро от 23 сентября 1938 года ГУГБ было образовано вновь.

Окончательно ГУГБ было ликвидировано в начале 1941 года после разделения НКВД СССР на два самостоятельных органа: Народный комиссариат внутренних дел СССР и Народный комиссариат государственной безопасности СССР.

В 1936—1937 годах «в целях усиления борьбы с подрывными действиями империалистических разведок и более интенсивного использования оперативной техники для решения контрразведывательных задач» в ГУГБ были образованы оперативно-технический и контрразведывательный отделы.[1]

Звания

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 октября 1935 года «О специальных званиях начальствующего состава Главного Управления Государственной Безопасности НКВД Союза ССР»[3] для начальствующего состава ГУГБ НКВД СССР были установлены специальные звания:

Сравнительная таблица специальных званий начальствующего состава ГУГБ НКВД СССР и командного состава РККА
ГУГБ НКВД СССР РККА
Сержант государственной безопасности Лейтенант
Младший лейтенант государственной безопасности Старший лейтенант
Лейтенант государственной безопасности Капитан
Старший лейтенант государственной безопасности Майор
Капитан государственной безопасности Полковник
Майор государственной безопасности Комбриг
Старший майор государственной безопасности Комдив
Комиссар государственной безопасности 3-го ранга Комкор
Комиссар государственной безопасности 2-го ранга Командарм 2-го ранга
Комиссар государственной безопасности 1-го ранга Командарм 1-го ранга

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 26 ноября 1935 года введено специальное звание:

Специальные звания ГУГБ соответствовали сложившимся на тот момент в милиции НКВД СССР. Войска ОГПУ и пограничная охрана использовали воинские звания, принятые в РККА и РККФ в 1935 году.

При переходе на армейскую систему званий в 1945 году, обладателям специальных званий ГУГБ были присвоены воинские звания в индивидуальном порядке.

Направления деятельности

Внешняя разведка

Внешняя разведка была одной из важнейших задач ГУГБ. 10 июля 1934 года за внешнюю разведку стал отвечать 7 отдел ГУГБ. В июле 1939 года задачи разведки были переданы в 5-й отдел ГУГБ.[4]

Военная контрразведка

В 1934-38 гг. военная контрразведка входила в состав ГУГБ как Особый (с декабря 1936 — 5-й) Отдел. В марте 1938 г. с упразднением ГУГБ, на базе 5-го Отдела было создано 2-е Управление (особых отделов) НКВД СССР. В сентябре 1938 года ГУГБ было воссоздано, а 2-е управление вошло в него в качестве 4-го (Особого) Отдела.

Государственная охрана

Одной из задач ГУГБ была охрана высших лиц государства и коммунистической партии, а также дипкорпуса. Выполнение этой задачи изначально возлагалось на Оперативный отдел ГУГБ.

28 ноября 1936 года был образован Отдел охраны ГУГБ, в конце декабря того же года переименованный в 1 отдел. Охрану высших лиц государства во время их визитов по стране осуществляли Первые отделы местных Управлений госбезопасности НКВД.

В 1938 году руководителем Первого отдела ГУГБ был назначен Н. С. Власик.

Руководство

Руководители

Заместители начальника

Начальники контрразведывательного отдела

Начальники секретно-политического отдела

Начальники особого отдела

Начальники иностранного отдела

Начальники Следственной части