ВЧК при СНК РСФСР

ВЧК при СНК РСФСР (Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совете народных комиссаров РСФСР) была создана 7 (20) декабря 1917 года[1]. Упразднена 6 февраля 1922 года с передачей полномочий ГПУ при НКВД РСФСР.

ВЧК РСФСР, являясь органом «диктатуры пролетариата» по защите государственной безопасности РСФСР, «руководящим органом борьбы с контрреволюцией на территории всей страны», была органом безопасности, в ходе Гражданской войны в России против банд и формирований, возникших, в результате раскола общества, а также против лиц, обвинявшихся в контрреволюционной деятельности. Лица, обвинявшиеся в этом в своём большинстве были бывшие белогвардейцы и прочие лица, которые были не согласны с новой властью и вели с ней борьбу, в виде диверсий, направленных прежде всего против мирного населения.

Имела территориальные подразделения для борьбы с бандитскими формированиями на местах[2].

Именно от сокращения «ЧК» произошло слово «чекист».

В частности работа ВЧК по уничтожению банд и формирований особо ярко показана в фильме Н. Михалкова “Свой среди чужих, чужой среди своих”.

Задачи ВЧК

В. И. Ленин, главный идеолог её формирования, называл Всероссийскую чрезвычайную комиссию, без которой «власть трудящихся существовать не может, пока будут существовать на свете эксплуататоры…», «нашим разящим орудием против бесчисленных заговоров, бесчисленных покушений на Советскую власть со стороны людей, которые были бесконечно сильнее нас»[3].

С 27 января 1921 года в число задач ВЧК входила ликвидация беспризорности и безнадзорности среди детей[4].

Структура ВЧК

История советских органов госбезопасности
Эмблема КГБ

Памятный знак ВЧК-КГБ

С 22 декабря 1917 по март 1918 года ВЧК располагалась в Петрограде на Гороховой ул., д.2 (ныне Музей политической полиции России).

Управленческий аппарат ВЧК возглавляла коллегия. Руководящим органом был Президиум ВЧК во главе с Председателем Президиума ВЧК, который имел двух заместителей, документооборот обеспечивали 2 личных секретаря.

В аппарате ВЧК имелись следующие отделы и подразделения[2]:

  • по борьбе с контрреволюцией
  • иностранный отдел (20 декабря 1920 года)
  • контрразведывательный отдел
  • отдел международных связей
  • по борьбе со спекуляцией
  • по борьбе с преступлениями по должности
  • тюремный отдел
  • иногородний отдел
  • организационный отдел
  • железнодорожный отдел (с 27 июля 1918 года).
  • военный отдел (с 27 июля 1918 года)
  • Секретный отдел по борьбе «с враждебной деятельностью церковников» (с февраля 1919 года), впоследствии получившее название 6-го отделения[5]
  • комиссия по борьбе с контрабандой (с 8 декабря 1921 года)

В декабре 1917 года аппарат ВЧК насчитывал 40 человек, в марте 1918 года — 120 сотрудников[6].

В марте 1918 года центральный аппарат ВЧК был вместе с советским правительством переведён в Москву. С 1919 года занимал здание страхового общества «Россия» (Здание органов госбезопасности на Лубянке).

Территориальные и специализированные подразделения

  • Территориальные железнодорожные «Губчека» на крупных железнодорожных станциях и узловых пунктах;
  • Фронтовые и армейские чрезвычайные комиссии (до 21 февраля 1919)
  • Особые отделы по борьбе со шпионажем и контрреволюцией в частях и учреждениях Красной Армии (с 21 февраля 1919).

В 1918 году насчитывалось 40 губернских (известных как ГубЧК) и 365 уездных чрезвычайных комиссий[6].

Органы ВЧК в Красной Армии созданы в конце 1918 года для организации борьбы с контрреволюцией в армии и в прифронтовой полосе, шпионажем и проведения разведки в тылу неприятеля.

С августа 1918 года функционируют пограничные, железнодорожные и водно-транспортные органы ВЧК[6].

Полномочия

Первоначально функции и полномочия ВЧК были определены довольно неточно, что к примеру, отражено в докладе Ф. Э. Дзержинского 7 декабря 1917 г. где было им сказано «Комиссия ведет только предварительное расследование, поскольку это нужно для пресечения».[7]

C момента своего образования ВЧК приобретает законодательные (прямое участие в разработке законодательства), судебные (судопроизводство) и исполнительные (разведывательная, оперативная и следственная работа) функции в одном ведомстве. В административном порядке применяются прямые меры воздействия, которые первоначально являлись довольно мягкими: лишение контрреволюционеров продовольственных карточек, составление и опубликование списков врагов народа, конфискация контрреволюционного имущества и ряд других.

С началом гражданской войны ВЧК получает чрезвычайные полномочия, меры согласно которым принимались по отношению к контрреволюционерам и саботажникам, лицам, замеченным в спекуляции и бандитизме[6].

Начиная с первых казней красных, захваченных в плен белыми, убийств Володарского и Урицкого и покушения на Ленина (летом 1918 года), обычай арестовывать и зачастую казнить заложников стал всеобщим и был легализован. Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем, производившая массовые аресты подозрительных, имела склонность самолично определять их участь, под формальным контролем партии, но фактически без чьего-либо ведома.

— 1919—1920 г. [8]:100

В то же время сам факт контрреволюционности мог быть истолкован двояко, поскольку определение данного термина было довольно неточным:

« всякие выступления, независимо от поводов, по которым они возникли, против Советов, или их исполнительных комитетов, или отдельных советских учреждений »

Такое определение контрреволюционным выступлениям дает Постановление Кассационного отдела ВЦИК от 6 ноября 1918 г.[9]

17 апреля 1920 года в секретном порядке было принято “Циркулярное письмо ВЧК № 4 о взаимоотношениях чрезвычайных комиссий с трибуналами”, где в частности содержится такая рекомендация:

ВЧК доводит одновременно до сведения товарищей, что для трибуналов вырабатывается особая инструкция [о] так называемом «упрощенном порядке рассмотрения» дел, которая, будучи строго построена на основании статей опубликованного закона, но когда все судопроизводство будет сведено к прочтению обвинительного заключения, допросу обвиняемого и вынесению приговора.

— фрагмент [10]

Предварило упразднение ВЧК выступление В.И. Ленина 23 декабря 1921 года на IX Всероссийском съезде Советов:

…та обстановка, которая у нас создалась, повелительно требует ограничить это учреждение сферой чисто политической, …необходимо подвергнуть ВЧК реформе, определить ее функции и компетенцию и ограничить ее работу задачами политическими…

— фрагмент [11]:328

Особые полномочия

  • С 21 февраля 1918 года — согласно Декрету СНК РСФСР «Социалистическое Отечество в опасности!» «Неприятельские агенты, спекулянты, громилы, хулиганы, контрреволюционные агитаторы, германские шпионы расстреливаются на месте преступления».

Однако, как сообщается, до июля 1918 года ВЧК применила право на расстрел лишь в отношении нескольких уголовных элементов и крупных спекулянтов, пока не применяя данную норму в отношении политических преступников[3].

  • C 5 сентября 1918 года — право непосредственной ликвидации шпионов, диверсантов, иных нарушителей революционной законности.[2]. Права и обязанности на расстрел «всех лиц, прикосновенных к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам»[12] и на непосредственное осуществление красного террора.

Декрет ВЦИК от 20 июня 1919 г. «Об изъятии из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении» наделяет органы ЧК правом непосредственного расстрела лиц, участных в поджогах, взрывах, умышленном повреждении железнодорожных путей и иных действиях с контрреволюционными намерениями, опубликован 22 июня 1919 г. в «Известиях ВЦИК»[13]:295,296. 23 июня ВЧК выпустила Приказ №174 с разъяснением вышедшего постановления ВЦИК[14].

Постановление ВЦИК и СНК об отмене применения высшей меры наказания (расстрела) от 17 января 1920 г.[15]:104–105, подписанное Лениным и Дзержинским было омрачено самовольной ночной ликвидацией заключенных ЧК Петрограда и Москвы до вступления документа в силу[8]:124,247. Отмена действовала недолго, 28 января 1920 года Дзержинский отправляет секретную телеграмму всем прифронтовым ЧК об их правах “непосредственной расправы, т.е. расстрела за преступления, упомянутые в постановлении ВЦИК от 22 июня 1919 года”[16], 12 февраля направляет телеграмму Бокию о нераспространении отмены на Туркестан[17], а при начале польской интервенции 6 марта 1920 года в Белоруссии, уже 7 марта телеграммы особым отделам фронтов и армий, включая гражданские трибуналы о наделении правом расстрела[18].

2 января 1922 года в связи с нестабильным положением в Сибири Дзержинский просит полномочия равные верховному судье с телефонограммой во ВЦИК о расширении полномочий председателя ВЧК до получения личного права санкции приговоров всех трибуналов[19].

Деятельность

Результаты деятельности

Критика ВЧК

При обсуждении Центральным Комитетом РКП(б) вопросов о внесении изменений в законодательные акты, регламентирующие деятельность ВЧК 25 октября 1918 года ряд делегатов партии осудил «полновластие организации, ставящей себя не только выше Советов, но и выше самой партии», в то же время Бухарин, Ольминский и Нарком внутренних дел Петровский потребовали устранения в деятельности ВЧК «произвола организации, напичканной преступниками, садистами и разложившимися элементами люмпен-пролетариата», Каменев, в качестве Председателя комиссии политического контроля был более радикален, предложив крайнюю меру — фактическое упразднение ВЧК как структуры[20].

В. И. Ленин сделал заявление о полной поддержке и защите структуры, «подвергшейся, за некоторые свои действия, несправедливым обвинениям со стороны ограниченной интеллигенции, … неспособной взглянуть на вопрос террора в более широкой перспективе»[21], а ЦК РКП(б) по его предложению издает Постановление от 19 декабря 1918 года, юридически закрепив запрет любой критики в отношении деятельности ВЧК:

« На страницах партийной и советской печати не может иметь место злостная критика советских учреждений, как это имело место в некоторых статьях о деятельности ВЧК, работы которой протекают в особо тяжелых условиях.[22] »

Дзержинский был в курсе масштаба недовольства полномочиями и работой ведомства, что отразил в официальных документах, цитата:

«Уважаемые товарищи!До последнего времени к нам не перестают поступать заявления о том, что провинциальные ЧК, несмотря на все наши приказы, арестовывают <или, грубо выражаясь, преследуют> лиц, абсолютно ничем не вредных Республике или еще хуже наших же товарищей и друзей. Такие явления создают вполне законное недовольство всем аппаратом ВЧК и ее местных органов. Причины таких действий, по нашему убеждению, кроются в том, что не все наши ЧК вполне осознали изменившуюся обстановку жизни нашей Республики. Если год или полгода тому назад, в период острой гражданской войны, мы вынуждены были, не останавливаясь перед единичными ошибками, совершать массовые операции, массовые аресты, если мы раньше должны были решительно изолировать каждого <хотя бы даже и не открытого> нашего противника, то в настоящее время, когда внутренняя контрреволюция на 9/10 разгромлена, в этом нужды нет. Наши методы должны измениться…

— отрывок из Проекта циркулярного письма о порядке производства арестов и задачах ВЧК от 23 марта 1920 г. [23]

Кибальчич, радикальный критик создания ЧК, по его словам “инквизиции с тайными процедурами”[8]:462, но при этом активно работавший с ней, упоминал, что упразднение ведомства было главным требованием меньшевиков[8]:93, за которыми Дзержинский приказал 17 марта 1919 года установить слежку и “забирать заложников из ихней среды”[24], а 2 мая 1920 года “судить на месте с отправкой в Москву”[25]:

Для меня, как и для многих, было очевидным, что упразднение ЧК, восстановление обычных судов и права на защиту отныне становилось условием внутреннего спасения революции. Но мы ничего не могли сделать. Политбюро, в которое тогда входили Ленин, Троцкий, Зиновьев, Каменев, Рыков и Бухарин, ставило вопрос, но не осмеливалось решить его, само страдая, без сомнения, от психоза страха и всевластия.

— 1919—1920 г. [8]:124-125

В резолюции XI Всероссийской партийной конференции РКП(б), проходившей с 19 по 22 декабря 1921 года, была поднята проблема ограничения ВЧК, которая послужила основой последующему выступлению Ленина об ограничении:

Новые формы отношений, созданные в процессе революции на почве проводимой властью экономполитики, должны получить своё выражение в законе и защиту в судебном порядке… Судебные учреждения Советской республики должны быть подняты на соответствующую высоту. Компетенция и круг деятельности ВЧК и ее органов должны быть соответственно сужены и сама она реорганизована.

[26]:472

Репрессии сотрудников ВЧК

Сталин продолжил традицию проведения репрессий, но применил их и по отношению к сотрудникам репрессивных органов. В результате проводимой «чистки» были расстреляны, в частности, бывшие руководящие сотрудники ВЧК, считавшиеся «соратниками Дзержинского»: А. X. Артузов, Г. И. Бокий, М. Я. Лацис, М. С. Кедров, В. Н. Манцев, Г. С. Мороз, И. П. Павлуновский, Я. X. Петерс, М. А. Трилиссер, И. С. Уншлихт, В. В. Фомин.[3]

Запись опубликована в рубрике ВЧК при СНК РСФСР, РСФСР, СССР. Добавьте в закладки постоянную ссылку.